Древние арабские медные монеты


Клады арабских монет из Древней Руси — Moнeты России

На территории Киевской Руси в обращении встречались арабские серебряные дирхемы. В 1785 году немецкий ученый-энциклопедист Петер Симон Паллас (1741—1811), состоявший на русской службе, сообщил о кладе восточных куфических монет, обнаруженном под Смоленском. С его донесения началась регистрация найденных арабских дирхемов в России.

Выдающийся востоковед и нумизмат Христиан Данилович Френ (1782-1851) первым составил сводку таких находок. В получившемся списке их было примерно 40.

Карта монетных центров в кладе X века, найденном у деревни Старый Дедин

Арабские монеты, полагал Френ, появлялись в Киевской Руси главным образом благодаря торговле, которая шла через Каспийское море по Волге. Монеты, чеканенные мусульманскими правителями в Испании и Африке, были привезены, вероятно, норманнами-викингами, возвращавшимися из дальних экспедиций, во время которых они грабили страны Средиземного моря.

В 1846 году русский археолог Павел Степанович Савельев выпустил книгу «Мухаммеданская нумизматика в отношении к русской истории». На приливавшейся к изданию карте красные точки — места обнаружения кладов — покрывали почти все побережье Балтики (кроме Ботнического залива), территорию Киевской Руси и район слияния Волги и Камы, где находились земли волжских болгар. Клады объявлялись памятником торговли Восточной Европы с арабским миром.

В 1910 году была издана новая сводка кладов. В издании говорилось о 329 случаях находок восточных монет VII—XI веков. Особое внимание уделялось большим кладам, где общее число дензнаков превышало одну, две, три тысячи штук. Например, близ Великих Лук однажды нашли более 100 кг монет!

В том же списке под №28 значился Муромский клад 1868 года, закопанный в двух сосудах. В одном оказалось 11077 целых монет, в другом — более 5,5 кг обрезков. Из этого клада 1500 дирхемов были отобраны для одного из немецких минцкабинетов, для Эрмитажа, для Академии наук, для Русского археологического общества, для Владимирского публичного музея, для Казанского университета, а также для частных коллекционеров. Остальные монеты пошли на переплавку. От клада осталась краткая опись, где указывалось какими династиями и в каких городах были чеканены найденные дирхемы.

Позднее ученые пришли к пониманию того, что важно изучить всю совокупность найденных монет. Первым, кто по-новому взглянул на куфические клады был советский востоковед-нумизмат Рихард Рихардович Фасмер (1888-1938). Он определял монеты из кладов и печатал детальные исследования, обращая внимание на редкие экземпляры. Фасмер разделил все находки на четыре группы:

  1. С конца VIII века и всю первую четверть IX в. зарывались клады, где большую часть составляли монеты из Африки.
  2. В середине IX — начале X вв. преобладает чекан Аббасидов в Азии: в Багдаде, Куфе, Басре и других городах Халифата.
  3. В районе 50-х годов X века безраздельно господствуют среднеазиатские монеты династии Саманидов, выпускавшиеся в Самарканде, Шаше и Бухаре.
  4. С 960-х по 1020-е гг. все так же зарывают саманидские дирхемы, но уже со значительной примесью чекана из Ирана и Месопотамии от имени эмиров Зиярядов и Бувейхидов.

Состав монет в кладах говорит не только о наличии денежного обращения на Руси в IX—XI веках, но и о его слабом развитии. Поток серебра был неравномерным и шел волнами из разных стран Халифата. Иногда привозили большие массы монет, и они, не полностью расходясь по рукам, сразу зарывались. В какие-то земли Древней Руси восточные деньги поступали непрерывно в течение длительного времени. То наводнение куфическими дирхемами, то серебряный голод.

Монеты в Древней Руси были не только средством платежа, но еще и сокровищем. В раннефеодальном обществе торговля просто не могла поглотить миллионы дирхемов, доставляемых с Востока. Излишек оседал во владениях князей, купцов и духовенства. Знатные и богатые стремились к обладанию серебром и хранили его в земле. Аристократия искала монетный металл для престижа и великолепия как символа власти. Серебро использовали для создания ювелирных изделий и утвари, которыми украшали себя и обставляли свой быт князья и их дружинники. Принадлежать к знати означало быть щедрым и гостеприимным, удивлять всех роскошью и пышностью пиров, дворцов, одеяний.

Ученые-нумизматы давно заметили интересный факт: серебряных вещей IX—XI веков на территории Древней Руси найдено мало, а монет много. Дело в том, что драгоценные украшения и предметы быта держали рядом и зарывали только в минуту опасности. Монеты, напротив, предпочитали хранить в земле, иногда оставляя на закопанном кладе рисунки: ладью, знамя, оружие, ритуальные ножи, а иногда даже древнерусские княжеские знаки — трезубцы.

Встает вопрос: почему на север завозили только монеты? Ведь можно было доставлять серебро в слитках? Скорее всего, не только купцы, но и власти Востока хотели получать выгоду от торговли с севером. Государство не желало упускать источник дохода и использовало законное право — монополию на чеканку монет. В торговлю отдавалось серебро, пропущенное через монетный двор. Драгоценный металл с денежным штемпелем шел по более высокому курсу, чем в обыкновенных слитках.

Когда столетия спустя татары вынудили князей платить дань серебром, то получили значительную долю тех восточных монет, которые поступили на Русь в IX—XI веках.

www.habarolog.ru

Арабские монеты: описание, название, номиналы

Серебряные дирхамы – ходовая разновидность старинных арабских монет. Гораздо реже в каталогах встречаются фото золотых динаров, некоторые из которых считаются нумизматической редкостью и отличаются высокой ценой. Многое зависит от исторической значимости, периода чекана и тиража. Самый дорогой исламский динар был продан в 2019 году на лондонском аукционе Morton & Eden за $4,7 млн. Монета относится к периоду Омейядского халифата и, предположительно, была отлита из золота, добытого в шахте самого пророка Мухаммеда.

Золотой динар

Знакомясь со старинной валютой арабских стран, следует учесть, что летоисчисление исламского мира отличается от западного. Мусульманский календарь ориентирован не на солнечный, а на лунный цикл, а отсчёт ведётся от 16 июля 622 года – дня переселения пророка Мухаммеда и его общины (уммы) из Мекки в Медину. Это ключевое для исламской религии событие получило название «Хиджра».

Обычно в описании старинных монет указываются две даты: по исламскому и григорианскому календарю. Первая из них выделяется латинской аббревиатурой АН (в русскоязычных источниках г.х.), что означает Anno Hegirae (год Хиджры). Например, европейский 778 год н. э. соответствует 161 АН (г.х.) в исламском исчислении.

Золотые динары впервые появились в конце VII века по григорианскому календарю (77 г.х.) при халифе Абд аль-Малике I ибн Марване. Этот правитель – пятый в династии Омейядов, прославился рядом политических и финансовых реформ, значительно укрепивших арабское влияние в Передней Азии и расширивших его на центральные регионы и Северную Африку. Вес новых монет составлял 1 мискаль или 4,25 г. Название скорее всего является производным от римского серебряного денария (dеnаrius, лат. «состоящий из десяти»), который был распространён в Византии и на захваченных ею территориях. Кроме того, динарами называли золотые монеты Сасанидской и Кушанской империи, а также Кидаритского царства.

Исторические предпосылки

Омейядский халифат – средневековое арабское государство, зародившееся в 661 году, некоторое время не имело своей валюты. В ход шли золотые византийские солиды (номисмы) и серебряные сасанидские драхмы. Они принимались на вес, а не номиналу. Позднее появились смешанные монеты, на которых одновременно присутствовали греческие и арабские легенды, а на аверсе изображался византийский император с атрибутами власти – скипетром и державой.

На следующем этапе мусульманское влияние усилилось. Императора сменил правящий халиф, а легенды состояли исключительно из цитат Корана. В начале своего правления, в 685 году, Абд аль-Малик стал выпускать копии смешанных монет-солидов, используя золотые запасы с плато Верхнего Нила. Переходная валюта была легче оригинальной и весила всего 4,0 г (или 20 карат). Какой-то период солиды за пределами Византии ходили одновременно с этими копиями.

Первые динары

До настоящего времени дошли образцы золотых динаров, датируемые 74 г. х. (693 год). Считается, что именно в этот период их начали массово чеканить на специально созданном в Дамаске монетном дворе. Первые динары ещё напоминали византийский прототип – на аверсе был изображён сам Абд-аль Малик с мечом за поясом и трёххвостой плёткой в руке. Его окружала надпись: «Нет бога, кроме Аллаха и Мухаммед – пророк его». На реверсе искажённый византийский крест соседствовал с круговой надписью на арабском языке, содержавшей сведения о дате чеканки. В настоящее время подобные динары считаются большой редкостью. В 2019 году на аукционе в Женеве старинная арабская монета с изображением человеческой фигуры была продана за $1,5 млн.

Эксперименты с валютой завершились в 77 г.х. (696 – 697 гг.) появлением динаров без изображений, как того требовали законы шариата. Легенда представляла собой цитаты из Корана, прославляющие Аллаха и его посланника – пророка Мухаммеда. Они располагались в центральной части и по кругу, на аверсе и реверсе. Вес стандартной монеты составлял 4,25 г. Он, по замыслу Абд аль Малика, должен был соответствовать византийской мере «мискаль». В ходу были и более мелкие монеты, номиналом 1/2 и 1/3 динара. На образцы первого чекана помимо надписей, наносили концентрические круги, однако со временем от них отказались.

Аббасидский халифат

Число монетных дворов росло по мере увеличения влияния Арабского халифата. В 750 году с приходом к власти династии Абассидов, легенды стали короче и лаконичнее. В результате они свелись к трём словам: «Мухаммед – посланник Аллаха». На освободившемся пространстве чеканили названия монетных дворов, а также имена действующих правителей. Последнюю традицию ввёл багдадский халиф аль-Хасим Магди. После 200 г.х (815 – 816 гг.) такой вариант легенды стал нормой.

Халиф Харун ар-Рашид, немало сделавший для культурного процветания государства и ставший главным героем литературного сборника «Тысяча и одна ночь», не лучшим образом обошёлся с национальной валютой. Отказавшись от личного контроля за чеканкой, он спровоцировал массовые хищения золота, что привело к уменьшению веса динаров и применению низкокачественных сплавов. Монета «эконом-класса» сопровождала распад халифата на отдельные государства в 1258 году. Однако с исчезновением гигантской арабской империи, динар не прекратил своё существование. В настоящее время его не золотые аналоги служат действующей валютой нескольких ближневосточных и балканских стран.

Страны, с денежной единицей динар

Освободившись от колониальной зависимости, государства арабского мира и бывшие области Османской империи, вновь сделали динар основной денежной единицей. Золотые монеты уступили место аналогам из современных сплавов меди, никеля и стали. А в Ираке динары представлены только бумажными банкнотами.

Эту денежную единицу также используют:

  • Иордания;
  • Кувейт;
  • Ливия;
  • Сербия;
  • Тунис;
  • Алжир;
  • Бахрейн;
  • Северная Македония.

Серебряный дирхем

Название валюты, составляющей 1/10 динара, происходит от древнегреческого «драхма». Дирхем – производная от персидской серебряной монеты того же достоинства. Он начал чеканиться одновременно с динаром, но охватил большее количество стран, поскольку активно «участвовал» в торговле с Восточной и Северной Европой. Стандартный вес монеты составлял 3,9 г. Однако контролировать этот показатель было сложно, поскольку дирхемы чеканились и вне территории Арабского халифата – в соседних государствах, через которые пролегал Великий шёлковый путь.

В результате коллекционеры могут столкнуться как с монетами-гигантами, вроде тохаристанских, весом свыше 11 г, так и с монгольскими «карликами» в 1,5 г. Форма, рисунок и даже проба дирхемов также существенно отличаются от региона к региону. Объединяет все разновидности отсутствие изображений и унифицированное расположение надписей легенды. На аверсе в центре нанесены 3 – 4 строки с калимой или шахадой, а по внешнему кругу – данные чекана: дата и монетный двор. На реверсе чаще всего встречались строки из 112-й Суры Корана.

Клады со старинными арабскими дирхемами – не редкость на территории Испании, Скандинавии и Великобритании. Многочисленны они и в России, где преобладают так называемые куфические монеты, с характерными заострёнными буквами. В начале XI века серебряно-свинцовые рудники в Передней Азии истощились, что привело к появлению монет с лигатурой и медных. К XIV веку упоминания об арабском дирхеме практически сходят на нет, его заменяет тюркская валюта «таньга». В настоящее время дирхем или дирхам – основная денежная единица Объединённых Арабских Эмиратов.

yacollectioner.ru

Как древние арабские монеты оказались на территории района Южнопортовый (МСК) ?

Это сегодня чуть ли не в каждом микрорайоне расположено отделение банка. Приходи, клади деньги на сбережение, да еще на некоторый прирост. А в средневековой Руси деньги, драгоценности можно было только спрятать. И надежнее всего зарыть в землю да место запомнить. А то в стену монастыря замуровать — от пожаров или в реку-озеро опустить.

Зарывали клады купцы, боявшиеся лесных разбойников; просто москвичи в смутные времена, боясь потерять накопленное. Сегодня большое количество кладов, сосредоточенных в одном месте, говорит историкам об интенсивной торговле здесь либо об оживленных торговых путях.

Однако на дороге клад не зарывали. Место старались выбрать пустынное, заброшенное, хоть и рядом с городом. Таким идеальным местом и были глухие дубравы да болота нашего района.

И чего только ни находят здесь археологи — арабские дирхемы, серебряные монеты из Испании, русские серебряные и медные деньги почти за восемь веков.

Самую раннюю находку относят к IX веку н. э. Это арабские куфические дирхемы, найденные в районе Симонова монастыря. Но как арабские монеты оказались здесь? Ведь не то что монастыря, но и Москвы-то еще не было.

Дело в том, что в VIII-IX веках Арабский халифат переживал экономический и политический расцвет. Необычайно оживилась торговля. Арабские купцы добирались в самые отдаленные страны, скупая различные товары. В Киеве и Чернигове они были столь частыми гостями, что арабских монет теперь находят на Украине больше, чем на родине. Платили арабские купцы за меха, мед, воск куфическими дирхемами, отчеканенными из высокопробного серебра.

Кстати, о необычном для русского слуха названии монет. Еще в античности, до введения монеты, у греков в обращении были железные прутья, которые называли оболами (от греч. «копье», «вертел»). Шесть таких прутьев составляли драхму (от греч. «схваченное рукой») — пучок, который являлся одновременно и денежной и весовой единицей. От драхмы и произошло название восточных серебряных монет — дирхемов. А куфическими их прозвали за надписи. Изображений на монетах не было. Зато надписей — цитаты из Корана, имена правителей, годы и места чеканки — было много на обеих сторонах монеты. Надписи же выполнялись древним, еще доисламским арабским шрифтом — куфой (по имени города Куфа на Евфрате). Это крупное, угловатое, с рельефными буквами письмо. Им переписывались первые халифы, выполнялись священные надписи на камнях, стенах мечетей, монетах. Этим же письмом на тонкой коже газели были записаны первоначально и стихи Корана.

Люди северных краев не понимали, конечно, куфических надписей на дирхемах. Да и зачем нужны надписи, если монету оценивали по весу и качеству серебра. Дирхемы из высокопробного серебра называли ногатами (от араб. «нагд» — хороший) в отличие от обычных, называемых кунами.

Однако не только целые дирхемы встретили археологи в симоновском кладе. Были там и «резаны». Так называли кусочки дирхемов. Ведь целый дирхем был слишком велик для мелких расчетов. Вот и придумали резать монету на 2, 4, 8 и более частей. Так получали мелкие, разменные деньги.

В XI веке обильный поток арабских куфических дирхемов на Русь иссяк. Считается, что богатые залежи серебра на Арабском Востоке исчерпались. Пробовали, правда, арабы привозить на Русь золотые или медные деньги. Но золото на Руси издавна использовалось лишь в ювелирном деле, а стоимость меди была так невелика, что медные монеты и пятьсот лет спустя не пользовались в Москве почетом, вызвав известный «медный бунт», основные события которого происходили в Коломенском.

Арабских дирхемов, однако, скопилось у русских купцов уже так много, что до конца XI века они все еще использовались в торговле. Куфические надписи на них постепенно стирались, вес уменьшался, и превращались они в гладкие серебряные кружочки. А в XII-XIII веках и вовсе наступил на Руси безмонетный период. Роль денег тогда выполняли либо драгоценности, либо меха.

И только при Дмитрии Донском началась в Москве чеканка собственной монеты. Вот тогда-то, в самом конце XIV в., кто-то зарыл в глухой дубраве близ Крутиц множество серебряных и медных монет. То ли купец, проезжая по Старой Коломенской дороге, решил свернуть в чащу и припрятать выручку «на черный день»; то ли разбойники, которых множество здесь сидело по лесам и болотам, спрятали добычу. Так или иначе, но прятали основательно. Разве могли они знать тогда, что в глухом лесу вскоре вырастет деревенька Дубровка, а потом и город сюда придет.

Тогда же место это казалось пустынным и таинственным. Зарывали клад с предосторожностями и заговорами, делавшими его «предназначенным»: увидит его лишь тот, кому он адресован. И загорался таинственный огонь над зарытым сокровищем. «Аще бо или серебро или злато сокровенно будет под землею, то многи видят огнь горящ на том месте, то диаволу показующему сребролюбивых ради», — говорит древнерусское сказание о Борисе и Глебе.

Внешний вид монет из дубровского клада весьма необычен. На одной стороне неясные, совсем нечитаемые знаки, являющиеся грубым искажением арабских букв. А если и можно что прочесть, то надпись гласит: «Султан Тохтамыш». На оборотной же стороне помещена русская надпись с титулом и именем московского князя. А ведь как раз рядом проходили и большие дороги на юг, в Орду (так, до 1966 года небольшая улочка около станции метро «Автозаводская» — улица Лобанова называлась Большой Каширской; здесь шла дорога в Каширу — этот русско-татарский город на берегу Оки).

Более того, монеты клада как бы иллюстрируют этапы политической борьбы Руси с Ордой. Только что, в 1380 году выиграно Куликовское сражение. Но в 1382 году Москва подверглась опустошительному разорению войсками хана Тохтамыша. И когда князь Дмитрий Иванович Донской задумал чеканить свою монету — символ самостоятельности, то вынужден был считаться с этой победой. На русской монете появилось имя Тохтамыша с титулом султана.

А затем уже сын Дмитрия Ивановича, князь Василий Дмитриевич, начнет чеканить титул «Великий князь Всея Руси». На иных же монетах голову хана в русской шапке разместят так среди арабских надписей, что при их чтении хан оказывается вниз головой. Это уже прямое неуважение. Потом среди арабских букв и русские появляются. А там уже и самого имени Тохтамыша нет — только титул. И, наконец, около 1399-1400 годов исчезают арабские надписи, обе стороны монеты становятся русскими. Зато появляется полный титул русского князя с именем «Великий князь Всея Руси Василий Дмитриевич», изображение зверя (льва или барса) — эмблема города Владимира. Так, в одном дубровском кладе сохранилась целая историческая эпоха освобождения Руси от ордынской зависимости.

Несмотря на то, что все, связанное с сокрытием сокровищ, считалось делом дьявольским и церковью весьма не одобрялось, кладов в XV-XVII веках прятали много: на будущей Марксистской улице, в Печатниках и Люблино, на Крестьянской заставе. И все больше серебряные копейки в глиняных кубышках, кувшинах, горшках.

Да и монеты-то странные, непривычные нам сегодня — тоненькие, овальные, с полустершимися штампами. Это в Москве приспособились тогда делать монеты из серебряной проволоки. Ее разрезали на кусочки, эти кусочки плющили с помощью молотка и ставили на них штампы. Отходов при таком способе почти не остается, но монеты выходят «немного кривыми».

Не только подлинные монеты находят в наших кладах. Немало и фальшивых. Подделывать монету было тогда легко. По сути, весь «монетный двор» мастер носил у себя в мешке. Ведь монеты чеканились в ту пору не только для торговых операций. Поскольку чеканка монеты была исключительным правом властелина страны или города (монетного сеньора), то выпуск собственной монеты говорил о его независимости. Поэтому особо тщательно охранялись монетные штемпели. Вышедшие из употребления, стершиеся штемпели тотчас уничтожались. Значит, подделав штемпель, можно было изготовлять фальшивые монеты в изобилии. Правда, если использовать свое чистое серебро, то выгоды получится мало. И вот добавляли мошенники в серебро примеси — лигатуру (олово или медь).

К слову сказать, в западных странах еще с XIV века сами короли не брезговали «разбавлять» серебряные монеты, поправляя таким образом свою казну. Так, французского короля Филиппа IV Красивого звали еще Филиппом-фальшивомонетчиком. А кельнский пфенинг в конце XIV века содержал всего 0,075 г. серебра (для сравнения в XIII веке серебра в нем было 1,315 г). На Москве такого себе не позволяли. И боролись с фальшивомонетчиками жестоко. В 1533 году отец Ивана Грозного Василий Иванович приказал отрубать фальшивомонетчикам руки и заливать им в горло расплавленное олово. Царь Михаил Федорович в 1637 году внес «уточнение»: вместо олова фальшивомонетчиков кормили «теми их воровскими деньгами» в расплавленном виде.

А так как в результате денежной реформы 1535-1538 годов появилась, наконец, и в Московском государстве единая по внешнему виду и весу монета, то, рассчитывая сохранить на будущее полновесную эту монету, москвичи бросились зарывать в землю глиняные сосуды (кубышки, кувшины, горшки) с серебряными копейками.

К XVI-XVII векам относят археологи и огромный клад серебряных испанских монет, найденных в 1972 году в Коломенском. Почему испанские? И как они оказались на юго-востоке Москвы?

А началось все в Германии в 1525 году на съезде немецких князей. Разнотипность европейских денег, их разный вес, массовая порча сильно мешали развивающейся буржуазной торговле. И немецкие князья решили договориться о единой европейской монете.

Уже с начала XVI века в Чехии, у деревни Иоахимcталь, где были серебряные рудники, чеканили полновесную монету. В обиходе ее называли талером. Ее-то и решили взять за основу новой всеевропейской монеты. И действительно, новая монета очень скоро завоевала европейский рынок. Только называется талер в разных странах по-разному. В самой Германии его называли гульденом, в России — ефимком, во Франции — экю, в Италии — скудо, в Испании, Центральной и Южной Америке — песо, в Скандинавии — далером, а в США — долларом. Причем каждый князь мог чеканить талер со своими эмблемами и надписями — важен был стабильный вес. Именно талерами и одновременно с ними образовавшимися золотыми монетами — дукатами обычно набиты сундуки пиратских сокровищ у Дюма, Стивенсона и Э. По.

Но не только у них. Этими же талерами (вернее, испанскими песо) полон и Коломенский клад — 1200 серебряных монет. Здесь песо из самой Испании, из Мексики и Южной Америки, чеканенные в период правления Изабеллы и Фердинанда и Филиппов — II, III и IV. В этот период из южноамериканских колоний начали активно вывозить драгоценные металлы, наводняя Испанию золотом и серебром. Из Испании же все это хлынуло в Европу. Попадало серебро и на Русь. На Московском монетном дворе талеры рубили на части и перечеканивали в русские серебряные копейки.

Источник

clubklad.ru

Как древние арабские монеты оказались на территории района Южнопортовый?

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

арабская монета

Зарывали клады купцы, боявшиеся лесных разбойников; просто москвичи в смутные времена, боясь потерять накопленное. Сегодня большое количество кладов, сосредоточенных в одном месте, говорит историкам об интенсивной торговле здесь либо об оживленных торговых путях.

Однако на дороге клад не зарывали. Место старались выбрать пустынное, заброшенное, хоть и рядом с городом. Таким идеальным местом и были глухие дубравы да болота нашего района.

И чего только ни находят здесь археологи — арабские дирхемы, серебряные монеты из Испании, русские серебряные и медные деньги почти за восемь веков.

Самую раннюю находку относят к IX веку н. э. Это арабские куфические дирхемы, найденные в районе Симонова монастыря. Но как арабские монеты оказались здесь? Ведь не то что монастыря, но и Москвы-то еще не было.

Дело в том, что в VIII-IX веках Арабский халифат переживал экономический и политический расцвет. Необычайно оживилась торговля. Арабские купцы добирались в самые отдаленные страны, скупая различные товары. В Киеве и Чернигове они были столь частыми гостями, что арабских монет теперь находят на Украине больше, чем на родине. Платили арабские купцы за меха, мед, воск куфическими дирхемами, отчеканенными из высокопробного серебра.

Кстати, о необычном для русского слуха названии монет. Еще в античности, до введения монеты, у греков в обращении были железные прутья, которые называли оболами (от греч. «копье», «вертел»). Шесть таких прутьев составляли драхму (от греч. «схваченное рукой») — пучок, который являлся одновременно и денежной и весовой единицей. От драхмы и произошло название восточных серебряных монет — дирхемов. А куфическими их прозвали за надписи. Изображений на монетах не было. Зато надписей — цитаты из Корана, имена правителей, годы и места чеканки — было много на обеих сторонах монеты. Надписи же выполнялись древним, еще доисламским арабским шрифтом — куфой (по имени города Куфа на Евфрате). Это крупное, угловатое, с рельефными буквами письмо. Им переписывались первые халифы, выполнялись священные надписи на камнях, стенах мечетей, монетах. Этим же письмом на тонкой коже газели были записаны первоначально и стихи Корана.

Люди северных краев не понимали, конечно, куфических надписей на дирхемах. Да и зачем нужны надписи, если монету оценивали по весу и качеству серебра. Дирхемы из высокопробного серебра называли ногатами (от араб. «нагд» — хороший) в отличие от обычных, называемых кунами.

Однако не только целые дирхемы встретили археологи в симоновском кладе. Были там и «резаны». Так называли кусочки дирхемов. Ведь целый дирхем был слишком велик для мелких расчетов. Вот и придумали резать монету на 2, 4, 8 и более частей. Так получали мелкие, разменные деньги.

В XI веке обильный поток арабских куфических дирхемов на Русь иссяк. Считается, что богатые залежи серебра на Арабском Востоке исчерпались. Пробовали, правда, арабы привозить на Русь золотые или медные деньги. Но золото на Руси издавна использовалось лишь в ювелирном деле, а стоимость меди была так невелика, что медные монеты и пятьсот лет спустя не пользовались в Москве почетом, вызвав известный «медный бунт», основные события которого происходили в Коломенском.

Арабских дирхемов, однако, скопилось у русских купцов уже так много, что до конца XI века они все еще использовались в торговле. Куфические надписи на них постепенно стирались, вес уменьшался, и превращались они в гладкие серебряные кружочки. А в XII-XIII веках и вовсе наступил на Руси безмонетный период. Роль денег тогда выполняли либо драгоценности, либо меха.

И только при Дмитрии Донском началась в Москве чеканка собственной монеты. Вот тогда-то, в самом конце XIV в., кто-то зарыл в глухой дубраве близ Крутиц множество серебряных и медных монет. То ли купец, проезжая по Старой Коломенской дороге, решил свернуть в чащу и припрятать выручку «на черный день»; то ли разбойники, которых множество здесь сидело по лесам и болотам, спрятали добычу. Так или иначе, но прятали основательно. Разве могли они знать тогда, что в глухом лесу вскоре вырастет деревенька Дубровка, а потом и город сюда придет.

Тогда же место это казалось пустынным и таинственным. Зарывали клад с предосторожностями и заговорами, делавшими его «предназначенным»: увидит его лишь тот, кому он адресован. И загорался таинственный огонь над зарытым сокровищем. «Аще бо или серебро или злато сокровенно будет под землею, то многи видят огнь горящ на том месте, то диаволу показующему сребролюбивых ради», — говорит древнерусское сказание о Борисе и Глебе.

Внешний вид монет из дубровского клада весьма необычен. На одной стороне неясные, совсем нечитаемые знаки, являющиеся грубым искажением арабских букв. А если и можно что прочесть, то надпись гласит: «Султан Тохтамыш». На оборотной же стороне помещена русская надпись с титулом и именем московского князя. А ведь как раз рядом проходили и большие дороги на юг, в Орду (так, до 1966 года небольшая улочка около станции метро «Автозаводская» — улица Лобанова называлась Большой Каширской; здесь шла дорога в Каширу — этот русско-татарский город на берегу Оки).

Более того, монеты клада как бы иллюстрируют этапы политической борьбы Руси с Ордой. Только что, в 1380 году выиграно Куликовское сражение. Но в 1382 году Москва подверглась опустошительному разорению войсками хана Тохтамыша. И когда князь Дмитрий Иванович Донской задумал чеканить свою монету — символ самостоятельности, то вынужден был считаться с этой победой. На русской монете появилось имя Тохтамыша с титулом султана.

А затем уже сын Дмитрия Ивановича, князь Василий Дмитриевич, начнет чеканить титул «Великий князь Всея Руси». На иных же монетах голову хана в русской шапке разместят так среди арабских надписей, что при их чтении хан оказывается вниз головой. Это уже прямое неуважение. Потом среди арабских букв и русские появляются. А там уже и самого имени Тохтамыша нет — только титул. И, наконец, около 1399-1400 годов исчезают арабские надписи, обе стороны монеты становятся русскими. Зато появляется полный титул русского князя с именем «Великий князь Всея Руси Василий Дмитриевич», изображение зверя (льва или барса) — эмблема города Владимира. Так, в одном дубровском кладе сохранилась целая историческая эпоха освобождения Руси от ордынской зависимости.

Несмотря на то, что все, связанное с сокрытием сокровищ, считалось делом дьявольским и церковью весьма не одобрялось, кладов в XV-XVII веках прятали много: на будущей Марксистской улице, в Печатниках и Люблино, на Крестьянской заставе. И все больше серебряные копейки в глиняных кубышках, кувшинах, горшках.

Да и монеты-то странные, непривычные нам сегодня — тоненькие, овальные, с полустершимися штампами. Это в Москве приспособились тогда делать монеты из серебряной проволоки. Ее разрезали на кусочки, эти кусочки плющили с помощью молотка и ставили на них штампы. Отходов при таком способе почти не остается, но монеты выходят «немного кривыми».

Не только подлинные монеты находят в наших кладах. Немало и фальшивых. Подделывать монету было тогда легко. По сути, весь «монетный двор» мастер носил у себя в мешке. Ведь монеты чеканились в ту пору не только для торговых операций. Поскольку чеканка монеты была исключительным правом властелина страны или города (монетного сеньора), то выпуск собственной монеты говорил о его независимости. Поэтому особо тщательно охранялись монетные штемпели. Вышедшие из употребления, стершиеся штемпели тотчас уничтожались. Значит, подделав штемпель, можно было изготовлять фальшивые монеты в изобилии. Правда, если использовать свое чистое серебро, то выгоды получится мало. И вот добавляли мошенники в серебро примеси — лигатуру (олово или медь).

К слову сказать, в западных странах еще с XIV века сами короли не брезговали «разбавлять» серебряные монеты, поправляя таким образом свою казну. Так, французского короля Филиппа IV Красивого звали еще Филиппом-фальшивомонетчиком. А кельнский пфенинг в конце XIV века содержал всего 0,075 г. серебра (для сравнения в XIII веке серебра в нем было 1,315 г). На Москве такого себе не позволяли. И боролись с фальшивомонетчиками жестоко. В 1533 году отец Ивана Грозного Василий Иванович приказал отрубать фальшивомонетчикам руки и заливать им в горло расплавленное олово. Царь Михаил Федорович в 1637 году внес «уточнение»: вместо олова фальшивомонетчиков кормили «теми их воровскими деньгами» в расплавленном виде.

А так как в результате денежной реформы 1535-1538 годов появилась, наконец, и в Московском государстве единая по внешнему виду и весу монета, то, рассчитывая сохранить на будущее полновесную эту монету, москвичи бросились зарывать в землю глиняные сосуды (кубышки, кувшины, горшки) с серебряными копейками.

К XVI-XVII векам относят археологи и огромный клад серебряных испанских монет, найденных в 1972 году в Коломенском. Почему испанские? И как они оказались на юго-востоке Москвы?

А началось все в Германии в 1525 году на съезде немецких князей. Разнотипность европейских денег, их разный вес, массовая порча сильно мешали развивающейся буржуазной торговле. И немецкие князья решили договориться о единой европейской монете.

Уже с начала XVI века в Чехии, у деревни Иоахимcталь, где были серебряные рудники, чеканили полновесную монету. В обиходе ее называли талером. Ее-то и решили взять за основу новой всеевропейской монеты. И действительно, новая монета очень скоро завоевала европейский рынок. Только называется талер в разных странах по-разному. В самой Германии его называли гульденом, в России — ефимком, во Франции — экю, в Италии — скудо, в Испании, Центральной и Южной Америке — песо, в Скандинавии — далером, а в США — долларом. Причем каждый князь мог чеканить талер со своими эмблемами и надписями — важен был стабильный вес. Именно талерами и одновременно с ними образовавшимися золотыми монетами — дукатами обычно набиты сундуки пиратских сокровищ у Дюма, Стивенсона и Э. По.

Но не только у них. Этими же талерами (вернее, испанскими песо) полон и Коломенский клад — 1200 серебряных монет. Здесь песо из самой Испании, из Мексики и Южной Америки, чеканенные в период правления Изабеллы и Фердинанда и Филиппов — II, III и IV. В этот период из южноамериканских колоний начали активно вывозить драгоценные металлы, наводняя Испанию золотом и серебром. Из Испании же все это хлынуло в Европу. Попадало серебро и на Русь. На Московском монетном дворе талеры рубили на части и перечеканивали в русские серебряные копейки.

xn----7sbajbnjex2blaamqyi8nxb.xn--p1ai


Смотрите также