Кто изображен на медном всаднике монете


Кто изображён на памятнике «Медный Всадник»? История создания.

Пожалуй, мало найдется в мире настолько узнаваемых памятников, как знаменитый «Медный всадник», установленный на Сенатской площади Санкт-Петербурга.

В течение двух столетий он является символом Северной столицы, ее гордостью и местом паломничества туристов. С ним связано немало петербургских легенд, одна из которых послужила сюжетом для одноименной поэмы Пушкина. Но кто же изображен на памятнике «Медный всадник»?

Замысел памятника

«Медный всадник» был торжественно предъявлен публике во время царствования императрицы Екатерины. Это случилось 7 августа 1782 года, спустя ровно сто лет после того как на престол государства Российского взошел самый известный монарх в истории нашей страны – Петр Первый. Именно его конное изваяние стало впоследствии называться Медным всадником.

Екатерина всегда считала себя продолжательницей дела Петра по укреплению мощи и славы России, увеличению ее территории и богатства. Нет ничего удивительного, что к столетию коронования великого императора она задумала создать ему величественный памятник. Для этого в Россию был приглашен наиболее известный скульптор Франции того времени Этьен-Моррис Фальконе.

Художник согласился работать за достаточно скромное вознаграждение, вдохновившись возможностью создать действительно величественное произведение монументального искусства.

История создания памятника

Хотя Екатерина желала видеть традиционный памятник в европейском стиле, где Петр был бы представлен в виде древнеримского императора, Фальконе сразу же отверг эту идею.

Он видел памятник совершенно другим – мощным и в то же время летящим, подвижным, воплощающим стремление к новым горизонтам.

В то время никто еще не создавал конную статую, изображавшую вздыбленного коня. Главная сложность заключалась в том, чтобы точно рассчитать ее вес и сделать так, чтобы памятник получился устойчивым при опоре всего на три небольшие точки – задние копыта и кончик хвоста коня.

Немало времени занял поиск пьедестала для памятника – огромной цельной скалы в форме волны. Она была найдена после долгих поисков возле Лахты, и немалых трудов стоило доставить глыбу весом 1600 тонн в Петербург. Для этого была выстроена специальная дорога с деревянными рельсами, обитыми медью, по которым скалу катили с помощью тридцати стальных шаров. Транспортировка пьедестала заняла почти год и сама по себе стала блестяще выполненной инженерной задачей.

Еще больше трудностей возникло во время отливки статуи. Она была задумана пустотелой изнутри, причем передняя часть должна была иметь более тонкие стенки, чем задняя. Обилие мелких деталей и сложность выполнения работы приводили к многочисленным ошибкам и переделкам, что, в свою очередь, увеличивало срок изготовления памятника.

Фальконе пришлось самому изучить литейное дело, так как мастера, назначенные ему в помощь, плохо понимали, что хочет от них скульптор. Статуя была полностью отлита только в 1777 году, после нескольких неудачных попыток.

Фальконе так и не пришлось увидеть главный труд своей жизни полностью завершенным: Екатерина разгневалась на него за многочисленные задержки, и ему пришлось уехать из России домой, во Францию.

Скульптуру заканчивали А. Сандоц, завершивший наружную отделку памятника, Ю. Фельтен, руководивший установкой статуи на постамент, и Ф. Гордеев, изваявший змею, которую топчет конь Петра и которая символизирует врагов России.

Легенды, связанные с Медным всадником

Великолепный памятник стал причиной появления множества легенд. Некоторые из них внушали ужас – как, например, рассказы о том, что в безлунные ночи статуя императора оживает, соскакивает с пьедестала и скачет по улицам выстроенного им города. Другие же были основаны на реальных событиях.

Так, говорят, что на идею памятника Фальконе натолкнул случай, произошедший с Петром на берегу Невы. Однажды царь поспорил со своими приближенными, что перепрыгнет с одного берега Невы на другой. Это происходило примерно в том месте, где сейчас стоит памятник. Император взял разбег на коне, воскликнул: «Бог и я!» — и перелетел на другой берег. Разумеется, он тут же захотел повторить прыжок и, закричав: «Я и Бог!» — послал коня в прыжок.

Однако на этот раз конь рухнул в ледяную воду Невы примерно на ее середине, и царя пришлось вытаскивать на лодках. С тех пор, как говорят, Петр никому не позволял ставить себя выше, чем Бог.

www.vseznaika.org

10 легенд о "Медном всаднике" — Российская газета

24 января 1791 года в Париже умер французский скульптор Морис Этьен Фальконе, автор памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге - знаменитого "Медного всадника", ставшего одним из символов северной столицы. Сам автор писал о своем творении: "Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем, и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемою им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, - это эмблема побежденных им трудностей".

С самого начала создания памятник обрастал легендами, в которых факты мешались с вымыслом. "РГ" собрала 10 самых интересных преданий.

1. Благословение Петра.

Фальконе очень дотошно работал над образом Петра, по максимуму собирал исторический материал, работал в архивах, изучал документы, встречался с людьми, общавшимися с императором лично. Одна из легенд гласит, что скульптор даже провел ночь в спальне государя в его дворце в Летнем саду, где дух самого Петра предстал перед ним, и Фальконе вынужден был держать экзамен. Петра ответы француза удовлетворили, а скульптор обещал служить царю верой и правдой и создать памятник, достойный великого государственного деятеля.

2. Гром-камень.

При работе над монументом Фальконе столкнулся с проблемой - невозможно было найти походящий камень для постамента. Скульптор задумал изобразить Петра в виде всадника на скале, напоминающей по форме морскую волну, что символизировало бы завоеванный императором выход России к морю. Фальконе разработал эскиз постамента, составленного из отдельных гранитных блоков, так как найти цельную глыбу нужного размера было нереально. Но все-таки в газетах дали соответствующее объявление. На него откликнулся Семен Вишняков, поставщик строительного камня для нужд столицы. По легенде, на нужный камень недалеко от Лахты ему указал юродивый. В незапамятные времена молния расколола гранитную скалу, из-за этого местные крестьяне прозвали ее Гром-камнем. Они же утверждали, что во время Северной войны Петр на самом деле не раз поднимался на вершину этого утеса, обозревал окрестности.  

3. Конь на коне.

По другой версии, огромный валун в Лахте назывался Конем. Легенда гласит, что когда-то на Ладоге был остров Коневец, который закрывал собой проход в иной мир. Остров пользовался дурной славой, и чтобы задобрить нечистую силу, каждый год местные жители приносили на нем в жертву коня. Это продолжалось до тех пор, пока в середине XIV века на остров не прибыл инок Арсений с Валаама. Он помолился около камня, окропил его святой водой, а на вершине установил крест. С тех пор из-под камня вылетали бесы, превращались в ворон и селились на выборгском берегу. А там, где гнездовалось воронье, тоже появилась скала в форме коня. Вот ее-то якобы и нашел Семен Вишняков.

Считается также, что когда культовый камень, сохранивший языческие верования, стали вывозить в Петербург, местные жители попытались этому помешать. А когда поняли, что ничего сделать невозможно, прокляли его.

4. Памятник Лизетте.

Еще одно предание гласит, что в образе "Медного всадника" запечатлен не только сам Петр I, но и его любимый жеребец Лизетта. Этого коня царь купил спонтанно у повстречавшихся купцов-барышников, когда возвращался из Великого посольства, переплатив за него лишних "100 голландских червонцев". Очень уж ему понравилась эта лошадь бурого окраса. И сразу же назвал ее Лизеттой, что необычно для коня. Якобы в честь девушки при дворе Саксонского короля, с которой у Петра была связь. Лизетта была "лошадью одного хозяина", Петра слушалась беспрекословно, но конюхи с ней мучились. Конь прослужил хозяину около 10 лет, а когда умер, Петр приказал сделать чучело. Оно до сих пор хранится в Зоологическом музее.

На самом деле, когда Фальконе делал наброски для будущей скульптуры, ему позировал гвардейский офицер на орловских рысаках из императорской конюшни, который раз за разом вскакивал на специальный постамент и резко осаживал лошадь. Чучело коня Петра I здесь ни при чем, а значит, монумент не может быть памятником Лизетте.  

5. Всадник Апокалипсиса.

Когда в 1782 году открыли памятник Петру, старообрядцы, жившие в окрестностях Санкт-Петербурга, назвали его "Всадником Апокалипсиса", "которому имя смерть; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертой частью земли - умерщвлять мечом и голодом, и мором, и зверями земными". Старообрядцы в своем неприятии петровских преобразований увидели параллели между библейским пророчеством и деяниями императора.

6. Богохульник.

Еще одна старинная легенда о памятнике, совсем уж фантастическая, гласит, что царь в месте, где установлена скульптура, прыгал на коне с одного берега Невы на другой. Дважды со словами "Все Божье и мое" перепрыгнул удачно, а на третий раз оговорился, сказал "Все мое и Божье", тем самым поставив себя выше Бога, и окаменел. В другом варианте этой легенды - свалился в воду, простыл и тяжело заболел, а когда выздоровел, больше никогда ни себе, ни приближенным не позволял богохульничать.

7. Змея-спасительница.

Согласно другому преданию, в горячечном бреду Петру померещилось, что наступают шведы. Царь вскочил на коня и ринулся к Неве. Но тут выползла змея и обвила ноги коня, не дала прыгнуть в воду и спасла Петра от гибели.

Змея действительно является частью монумента. Ее, кстати, ваял не Фальконе, а русский скульптор Гордеев. Змея является третьей точкой опоры скульптуры. В символике того времени она означает зависть, вражду, препятствия, чинимые Петру и попранные им.

8. Противостояние императоров.

Говорят, что рукой Петр указывает в сторону Швеции, главного врага России в те времена. И что в центре Стокгольма стоит памятник Карлу XII, основному противнику Петра, который указывает рукой в сторону Санкт-Петербурга.

9. Сон Майора Батурина.

Это самая известная легенда о "Медном всаднике". В 1812 году, во времена наполеоновского вторжения, Александр I распорядился вывезти монумент в Вологодскую губернию. Однако безвестного майора Батурина стал преследовать один и тот же сон, в котором статуя оживает, сходит со своего постамента и скачет на Каменный остров, где тогда во дворце жил император. Александр I выходит навстречу своему царственному предку, и Петр ему говорит: "Молодой человек, до чего ты довел мою Россию! Но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться". Всадник поворачивает назад, и слышно только, как цокают металлические копыта по камням мостовой. Об этом сне доложили Александру I. Он был так впечатлен, что отменил эвакуацию памятника. И действительно, Наполеон до Санкт-Петербурга не дошел.

Литературоведы также усматривают параллели между сюжетом этой легенды и поэмой Пушкина "Медный всадник". Кстати, монумент стали так называть с легкой руки поэта. На самом деле он отлит из бронзы.  

10. Хранитель города.

В годы Великой Отечественной войны среди ленинградцев была популярна легенда, что, пока памятники Петру и великим полководцам Суворову, Кутузову и Барклаю де Толли стоят на своих местах не укрытые, враг не войдет в город. И действительно, несмотря на 900 дней блокады гитлеровские войска так и не смогли взять Ленинград. А сами памятники сохранились невредимыми. Правда, "Медного всадника" все же укрыли от немецких бомб и снарядов: обшили досками и обложили мешками с песком. 

rg.ru

Памятник Петру I скульптора Этьена Фальконе "Медный всадник"

Отказавшись от аллегорического решения, предложенного ему в окружении Екатерины II, Фальконе решил представить царя как "созидателя, законодателя и благодетеля своей страны", который "простирает десницу над объезжаемой им страной". Голову статуи он поручил моделировать своей ученице Мари Анн Колло, но впоследствии, внес изменения в образ, стремясь выразить в лице Петра сочетание мысли и силы.

Отливка памятника состоялась в конце августа 1774 года. Но выполнить ее за один раз, как рассчитывал Фальконе, не удалось. Во время отливки в литейной форме образовались трещины, через которые стал вытекать жидкий металл. В мастерской начался пожар.

Самоотверженность и находчивость литейного мастера Емельяна Хайлова позволили погасить пламя, но вся верхняя часть отливки от колен всадника и груди лошади до их голов была непоправимо испорчена, и ее пришлось срубить. За время между первой и второй отливкой мастера заделали и зачеканили отверстия, оставшиеся в отлитой части монумента от труб (литников), по которым в форму подавался жидкий металл, и отшлифовали бронзу. Верхняя часть статуи была отлита летом 1777 года.

Затем началось соединение двух частей скульптуры и заделка шва между ними, чеканка, шлифовка и патинировка бронзы. Летом 1778 года отделка монумента была в основном завершена. В память об этом Фальконе выгравировал на одной из складок плаща Петра I надпись на латинском языке: "Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778". В августе того же года скульптор покинул Россию, не дождавшись открытия монумента.

Наблюдение за ходом работ по сооружению монумента после отъезда французского скульптора из России вел архитектор Юрий Фельтен.

Опорой памятнику служит попранная конем змея работы скульптора Федора Гордеева, символизирующая зависть, косность и злобу.

Подножие скульптуры — гигантская гранитная глыба, так называемый гром-камень, была найдена в 1768 году на берегу Финского залива, близ деревни Конная Лахта. Доставка колоссального монолита массой около 1,6 тысячи тонн к месту сооружения памятника была закончена в 1770 году. Сначала его везли по суше на платформе с желобчатыми полозьями, которые через 32 бронзовых шара опирались на переносные рельсы, уложенные на подготовленную поверхность, а затем на специально построенной барже. По рисунку архитектора Юрия Фельтена камню была придана форма скалы, в результате обработки его размеры значительно уменьшились. На постаменте на русском и латинском языках смонтирована надпись: "Петру Первому Екатерина Вторая". Установкой памятника руководил скульптор Гордеев.

Высота скульптуры Петра I составляет 5,35 метра, высота постамента — 5,1 метра, длина постамента — 8,5 метра.

В статуе Петра, усмиряющего коня на крутой вершине скалы, великолепно передано единство движения и покоя; особое величие монументу придают царственно гордая посадка царя, повелительный жест руки, поворот вскинутой головы в лавровом венке, олицетворяющие сопротивление стихии и утверждение державной воли.

Монументальная статуя всадника, властной рукой сжимающего поводья вздыбленного в стремительном порыве коня, символизирует рост могущества России.

Место расположения памятника Петру I на Сенатской площади выбрано не случайно. Рядом находятся основанное императором Адмиралтейство, здание главного законодательного органа царской России — Сената. Екатерина II настаивала на размещении памятника в центре Сенатской площади. Автор скульптуры Этьен Фальконе поступил по-своему, установив памятник ближе к Неве.

Сенатская площадь после открытия памятника получила название Петровская, в 1925-2008 годах называлась площадь Декабристов. В 2008 году ей вернули прежнее название — Сенатская.

Благодаря Александру Пушкину, использовавшему фантастический сюжет об ожившем памятнике во время потрясшего город наводнения в своей поэме, бронзовый монумент Петра с 1833 года стали называть "Медный всадник".

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) монумент был укрыт мешками с песком, поверх которых был сооружен деревянный футляр.

"Медный всадник" неоднократно реставрировался. В частности, в 1909 году была спущена накопившаяся внутри памятника вода и заделаны трещины, в 1912 году в скульптуре были просверлены отверстия для стока воды, в 1935 году устранены все вновь образовавшиеся дефекты. Комплекс реставрационных работ был осуществлен в 1976 году.

Памятник Петру I составляет неотъемлемую часть ансамбля центра города.

В День города в Санкт-Петербурге официальные праздничные мероприятия традиционно начинаются с возложения цветов к "Медному всаднику" на Сенатской площади.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Памятник Медный Всадник в Санкт-Петербурге

Описание

Памятник «Медный всадник» давно ассоциируется с городом Санкт-Петербургом, его считают одним из главных символов города не Неве.


Медный всадник. Кто изображен на памятнике?

Один из самых красивых и знаменитых конных памятников в мире посвящен Российскому императору Петру I.

В 1833 году великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным была написана знаменитая поэма «Медный всадник», которая и дала второе название памятнику Петру I на Сенатской площади.


История создания памятника Петру I в Санкт-Петербурге

История же создания этого грандиозного монумента относится к эпохе правления императрицы Екатерины II, которая считала себя преемницей и продолжательницей идей Петра Великого. Желая увековечить память о царе-реформаторе, Екатерина повелевает воздвигнуть монумент Петру I. Являясь поклонницей европейских идей просвещения, отцами которых она считала великих французских мыслителей Дидро и Вольтера, государыня поручает князю Александру Михайловичу Голицыну, обратится к ним за рекомендациями для выбора скульптора, который способен был бы воздвигнуть монумент Великому Петру. Метры рекомендовали скульптора Этьен-Мориса Фальконе, с которым 6 сентября 1766 года и был подписан контракт на создание конной статуи, за довольно небольшое вознаграждение – 200 000 ливров. Для работы над памятником, Этьен-Морис Фальконе, которому к тому времени уже было пятьдесят лет, прибыл с молодой семнадцатилетней помощницей - Мари-Анн Колло.


Этьен-Мориса Фальконе. Бюст работы Мари-Анн Колло.

Императрице Екатерине II, памятник представлялся конной статуей, где Петр I должен был изображен в виде римского императора с жезлом в руке - это был общепринятый европейский канон, своими корнями, уходивших во времена прославления властителей Древнего Рима. Фальконе видел статую иной – динамичной и монументальной, равной по своему внутреннему смыслу и пластическому решению гению человека, создавшего новую Россию.

Остались записки скульптора, где он писал: "Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, - это эмблема побеждённых им трудностей".

Сегодня памятник «Медный всадник», который знают во всем мире, как символ Санкт-Петербурга – император с распростертой рукой на вздыбленном коне на пьедестале в виде скалы, для того времени был абсолютно новаторским и не имевших аналогов в мире. Немалых трудов стоило мастеру убедить в правильности и грандиозности своего гениального решения главную заказчицу памятника – императрицу Екатерину II.

Над моделью конной статуи Фальконе работал три года, где главной проблемой мастера была пластическая трактовка движения коня. В мастерской скульптора был сооружен специальный помост, с тем же углом наклона, который должен был быть у постамента «Медного всадника», на него взлетали наездники на лошадях ставя их на дыбы. Фальконе внимательно наблюдал за движениями коней и делал тщательные зарисовки. За это время Фальконе сделал множество рисунков и скульптурных моделей статуи и нашел именно то пластическое решение, которое и было взято за основу для памятника Петру I.

В феврале 1767 года в начале Невского проспекта, на месте Временного Зимнего дворца, возводят здание для отливки «Медного Всадника».

В 1780 году модель памятника была закончена и 19 мая скульптура была открыта на две недели для всеобщего обозрения. Мнения в Санкт-Петербурге разделились – одним конная статуя понравилась, другие критически отнеслись к будущему самому известному памятнику Петру I (Медному всаднику).


Интересен тот факт, что голову императора вылепила ученица Фальконе Мари-Анн Колло, ее вариант портретного изображения Петра I понравился Екатерине II и государыня назначила молодому скульптору пожизненную пенсию в 10 000 ливров.

Отдельную историю имеет постамент «Медного всадника». По замыслу автора памятника Петру I, постаментом должна была быть естественная скала, по форме напоминающуюая волну, символизируя выход России к морю под началом Петра Великого. Поиски каменного монолита начались сразу с началом работ над скульптурной моделью и в 1768 году гранитная скала была найдена в районе Лахты.

Известно, что о находке гранитного монолита сообщил крестьянин Семён Григорьевич Вишняков. По легенде, бытовавшей среди местного населения, когда-то в гранитную скалу ударила молния расколов ее, откуда и появилось название «Гром-камень».

Для изучения пригодности камня для постамента в Лахту был отправлен инженер граф де Ласкари, который и предложил использовать цельный гранитный массив для монумента, он же сделал расчет плана транспортировки. Идея была такова – проложить в лесу дорогу от места нахождения камня и переместить его к заливу, а там по воде доставить к месту установки.

26 сентября 1768 года начались работы по подготовке для перемещения скалы, для чего ее сначала полностью откопали и отделили ту отколотую часть, которая должна была послужить постаментом памятника Петру I (Медного всадника) в Санкт-Петербурге.

Весной 1769 года «Гром-камень» при помощи рычагов установили на деревянную платформу и в течении всего лета готовили и укрепляли дорогу; когда ударили морозы и грунт промерз, гранитный монолит начали перемещать в сторону залива. Для этих целей была придумано и изготовлено специальное инженерное устройство, которое представляло из себя платформу, опирающуюся на тридцать металлических шаров, передвигавшуюся по обитым медью деревянным желобчатым рельсам.


Вид Камня Грома, во время перевоза его в присутствии императрицы Екатерины II.

15 ноября 1769 года началось перемещение гранитного колосса. Во время передвижения скалы, ее обтесывали 48 мастеров, придавая форму, задуманную для пьедестала. Этими работами руководил каменных дел мастер Джованни Джеронимо Руска. Перемещение глыбы вызывало большой интерес и на это действие специально приезжали посмотреть из Санкт-Петербурга. 20 января 1770 года, в Лахту пожаловала сама императрица Екатерина II и лично наблюдала за движением скалы, которую при ней переместили на 25 метров. По ее указу, транспортная операция по перемещению «Гром-камня» была отмечена отчеканенной медалью с надписью "Дерзновению подобно. Января, 20. 1770". К 27 февраля гранитный монолит достиг берега Финского залива, откуда по воде должен был отправиться в Санкт-Петербург.

Со стороны берега через мелководье была сооружена специальная дамба, уходившая в залив на девятьсот метров. Для перемещения скалы по воде было изготовлено большое плоскодонное судно – прам, которое передвигалось при помощи силы триста гребцов. 23 сентября 1770 года, судно пришвартовалось на набережной у Сенатской площади. 11 октября пьедестал для «Медного всадника» был установлен на Сенатской площади.

Отливка самой статуи проходила с большими трудностями и неудачами. Из-за сложности работ многие мастера-литейщики отказывались от отливки статуи, а иные запрашивали слишком высокую цену за изготовление. В итоге Этьен-Морису Фальконе самому пришлось изучать литейное дело и в 1774 году приступить к отливке «Медного всадника». По технологии изготовления статуя изнутри должна быть полой. Вся сложность работ заключалась в том, что толщина стенок в передней части статуи должна была быть тоньше толщины стенок задней части. По расчетам более тяжелая задняя часть придавало статуе устойчивость, имевшей три точки опоры.

Изготовить статую удалось только со второй отливки в июле 1777 года, еще год велись работы по ее окончательной отделке. К этому времени отношения между императрицей Екатериной II и Фальконе испортились, венценосная заказчица была не довольна затягиванием сроков окончания работ над памятником. Для скорейшего завершения работ государыня назначила в помощь скульптору часовых дел мастера А. Сандоц, который занялся окончательной чеканкой поверхности памятника.

В 1778 году Этьен-Морис Фальконе, покидает Россию, так и не восстановив расположения государыни и не дождавшись торжественного открытия самого главного в своей жизни творения – памятника Петру I, который весь мир теперь знает как памятник «Медный всадник» в Санкт-Петербурге. Этот монумент был последним творением мастера, больше он не создал ни одной скульптуры.

Окончанием всех работ по памятнику руководил архитектор Ю.М. Фельтен – пьедесталу была придана окончательная форма, после установки скульптуры, под копытами коня появилось выполненное по проекту архитектора Ф.Г. Гордеев, скульптурное изваяние змеи.

Желая подчеркнуть свою приверженность петровским реформам, императрица Екатерины II повелела украсить постамент надписью: "Екатерина II Петру I".


Открытие памятник Петеру I

7 августа 1782 года, ровно в день столетия вступления Петра I на престол, было решено приурочить торжественное открытие памятника.


Открытие монумента императора Петра I.

На Сенатской площади скопилось множество горожан, присутствовали иностранные официальные лица и высокопоставленные приближенные ее величества – все ожидали прибытия императрицы Екатерины II для открытия монумента. Памятник был укрыт от взоров специальной полотняной оградой. Для военного парада были выстроены гвардейские полки под командованием князя А. М. Голицына. Государыня в парадном облачении прибыла в шлюпке по Неве, народ приветствовал ее овациями. Поднявшись на балкон здания Сената, императрица Екатерина II подала знак, пелена укрывающая монумент упала и перед восторженным людом возникла фигура Петра Великого, восседающего на вздыбленном коне, триумфально простирающего свою десницу и взглядом устремленным в даль. Гвардейские полки под барабанную дробь двинулись парадом по набережной Невы.


Императрица по случаю открытия памятника издала манефест о прощении и даровании жизни всем приговоренным к казни, были освобождены узники, томившиеся в заключении более 10 лет за казенные и частные долги.

Были выпущена серебряная медаль с изображением монумента. Три экземпляра медали были отлиты из золота. Екатерина II не забыла о создателе памятника, по ее указу золотую и серебренную медали вручил в Париже великому скульптору князь Д. А. Голицын.


Медный всадник был свидетелем не только торжеств и праздников, которые проходили у его подножья, но и трагическим событиям 14 (26) декабря 1825 года – восстания декабристов.

К празднованию 300-летия Санкт-Петербурга Памятник Петру I был отреставрирован.

В наше время, как и прежде это самый посещаемый памятник Санкт-Петербурга. Медный всадник на Сенатской площади, часто становится центром для проведения городских торжеств и праздников.

cityguidespb.ru

кто изображен и где находится памятник в Санкт-Петербурге

Конный памятник Петру 1 в Санкт-Петербурге в ходе своего создания и стойкой жизни оброс таким количеством легенд, поэм, сказаний, ритуалов и тайн, что до сих пор будоражит нестойкое сознание и воображение туристов, выпускников, жителей города и литейных мастеров скульптуры. Об этих мифах, историях и ритуальных действиях, связанных с конной статуей самодержца, поведает сам памятник Медному всаднику, посвященный Петру I.

История создания

Заказ на сотворение официального монументального памятника основателю столицы на Неве и «прорубателю окна в Европу» Петру I созрел в изображении Екатерины Великой. Не секрет, что в умах европейских философов – архитекторов будущих социальных реформ того времени, – она слыла просвещенным монархом. Со многими из них Екатерина переписывалась и советовалась. Великие Вольтер и Дидро посоветовали императрице изображения работ неизвестного широко творца — ещё не великого автора Этьена-Мориса Фальконе, тогда он еще создавал фигурки-памятники на фарфоровом заводике во Франции. Но несомненный талант просветители сумели разглядеть.

Медный всадник на фоне Конституционного суда России

Самой владычице приглашать художника было не по чину, это делал официально князь Голицын. Приглашение Фальконе обрадовало, о подобном уровне он только ещё мечтал. В задании, поставленном скульптору, было одно важное условие — конный памятник Петру I должен был быть грандиозным по размеру и поражать любое воображение. Вторым условием было виденье Великой Екатерины II места памятника Петру I только в центре Сенатской площади, так будет тожественно и официально. Первое условие автор выполнил, от второго ушел и поместил Петра в Медном всаднике ближе к набережной Невы (художественного смысла и значения в этом было больше).

Для справки! Голову скульптору никто не отрубил, а время доказало справедливость творца. Возможно, сыграло свою роль скопидомство финансовых чиновников, согласованная предварительно стоимость оплаты скульптору за памятник Медному всаднику была снижена, вдвое.

Воплощение модели монумента

Идея Великой Екатерины II состояла в том, что император должен был гордо восседать на коне и вздымать к небесам скипетр, демонстрируя всем абсолютную власть и умаление зрителей перед этой мощью грандиозных фактов. Автор Фальконе сумел продвинуть свою концепцию, где рука памятника Петру I носит указующий характер, и направлена она в сторону Швеции и Балтики. Швеция — как официальный символ победы над сильным врагом России, Балтика — европейский выбор пути развития всадника истории.

Кто изображен на памятнике Медному всаднику по официальным данным? Кроме самого Петра, там есть еще два персонажа — это его конь и попираемая им змея. Прообразом коня стали жеребцы орловской породы, берущие свои корни в арабских скакунах. А арабскую породу всегда отличала стройность и быстрота ног, что значительно усложнило практическую задачу автору, ведь нужна была надежная опора монументу для всадника. Тогда была применена дополнительная точка опоры — хвост коня.

Пётр указывает путь

Змея изображает символизм, традиционно и официально — это враг. По замыслу участников проекта памятника это победа над косностью, устаревшими догмами, консерватизмом мышления, что так впечатляюще воплотил в жизнь Пётр. Особой хитростью художника стало то, что умирающая змея под Медным всадником почти не видна зрителю во фронтоне, чтобы её увидеть надо обойти постамент. То есть это не просто враг, а скрытый противник, а он более опасен.

Городской петербуржской легендой стали интересные рассказы современников. Якобы, чтобы прочувствовать дух властителя, автор оставался ночевать в царских покоях.

Интересно!  По одному из мифов царь Пётр появился перед испуганным творцом на краткое время и заставил его отвечать на свои вопросы. Но экзамен автор Фальконе выдержал и получил высочайшее благословение от самодержца Петра I на сотворение памятника всаднику будущего.

Помощницей Фальконе стала его ученица и будущая жена Мари-Анна Колло. Именно ей по истории удалось воплотить голову Петра I на модели. Представленные Фальконе образы лика самодержца императрице Великой Екатерины II не нравились категорически. Автор использовала посмертную маску Петра, но внесла в неё особую тонкость — на месте зрачков Медного всадника были использованы стилизованные сердечки.

Чувства властной женщины-правителя поплыли, и она дала свое согласие на этот вариант.

Практические трудности

Другой загадкой Полишинеля стал материал, использованный для отливки скульптуры. Это вовсе не только медная составляющая статуи, как думают многие. Это бронза! Использованная аллегория «Медный всадник» принадлежит официально авторству А.С. Пушкина в его одноименной поэме. Причем бронза неоднородная в своем составе, более тяжелые металлы были использованы внизу отливки, соответственно легкие — наверху Медного всадника. Это позволило сместить центр тяжести вниз и повысить устойчивость памятника.

Придумать концепцию официального памятника Петру I, создать его в миниатюре и в недолговечных материалах один к одному — это одно, а вот отлить статую всадника в металле — это другое. Такими компетенциями автор и художник не владел, да и никто с задачей такого уровня в России ещё не сталкивался. Процесс поиска мастера затягивался…

Сердечки на месте зрачков

Русский мастер согласился помочь несчастному французу. На это согласился пойти только пушечных дел автор и литейщик Емельян Хайлов. Первая отливка Медного всадника не удалась, лопнула труба залива металла, едва не случился грандиозный пожар. Спас всех присутствующих именно автор Хайлов, накинувший на прорыв свой тулуп, быстро обмазанный в глине, но самого героя от ожогов это не спасло. Следующая попытка состоялась только через три года, вот она стала удачной.

Важно! Согласно замыслу автора Фальконе, скакун с Петром I должен был в статуе Медному всаднику оседлывать набегающую волну. На кого официально набегает волна — зритель должен был догадаться сам.

Но материала для основания долго найти не могли. Был даже объявлен официальный конкурс на его поиски. С этим справился поставщик строительного камня в столицу, крестьянин Семен Вишняков. Нашел его он в Лахте под Петербургом, на берегу болота. Сам камень к тому моменту имел уже самоназвание — Гром камень. По одной версии он был расколот во время грозы, согласно другой истории — древние волхвы здесь проводили свои обряды по вызову Перуна и дождя.

Говорят также, что даже сам Пётр I с него осматривал своих врагов — шведов. Какими бы там ни были версии, но началась эпопея с его доставкой, в которой участвовало около 500 человек. Были использованы шарнирные принципы качения и плавучести тел на воде. Построили подобие огромного плота. Сам путь валуна для постамента занял полтора года, только потом началась его обработка на месте. Великая Екатерина II за подвиг доставки камня для постамента Медному всаднику учредила даже официальную медаль «Дерзновению подобно!»

Надпись на Медном всаднике

Таких надписей на памятнике две:

  • Первая — на русском языке сбоку монумента гласит: «Петру I — Екатерина II».
  • Вторая — на латыни с другой стороны: Petro Prima — Katarina Secunda.

Путь камня-постамента для памятника

С русским языком все по смыслу понятно — памятник является подарком от восхищенной последовательницы. С надписью на латыни всё гораздо запутанней, по смыслу и содержанию выходит, что «Петр Первый это Екатерина Вторая». Как бы то ни было, но тождественность себя с великим реформатором и победителем Екатерина устроила очень тонко, по-женски.

Стоит отметить! Сам автор Фальконе предложил императрице другой вариант «Петру Первому воздвигла Екатерина Вторая». Но к моменту сдачи памятника Медному всаднику в 1782 году художника в России уже не было, его по ложному доносу обвинили в растрате казенных денег, и он, обидевшись, уехал на родину.

Кто конкретно исполнил официальный замысел Екатерины — неизвестно, руководил достройкой русский скульптор и знаток архитектуры автор Федор Гордеев. Но на весь мир была объявлена родственность славы Петра I и Великой Екатерины II, и произошло это в тот момент, когда упали ограждающие памятник Медному всаднику щиты.

Где находится Медный всадник в Санкт-Петербурге

Стоит Пётр I автора Этьена Фальконе на пересечении Английской набережной и Сенатской площади. Слева от постамента Медного всадника — здание бывшего Сената, справа — Адмиралтейство. Позади — Александровский сад.

Злые языки в 19 веке утверждали, что Петр I, указывая правой рукой на Неву, а локтем левой — на Сенат, царь говорит потомкам: «Лучше утопиться в Неве, чем судиться в Сенате». Тогда Сенат был символом официального сутяжничества, засилья чиновников и коррупции.

Открытие монумента

Сколько памятников Петру 1 в Санкт-Петербурге

Это был основатель города, поэтому неудивительно, что количество фигур царя-реформатора здесь значительно. Самых известных и официальных — шесть:

  • Самый популярный и знаменитый — тот, о котором написано выше, автор — Морис Фальконе.
  • Памятник со сложной судьбой, автор Бартоломео Карло Растрелли. Макет был изготовлен в 1724 году, отлит — в 1747, поставлен на постамент и открыт официально в 1800 году. Примечателен он тем, что Растрелли сделал макет, используя восковую маску царя, снятую еще при жизни. Поэтому лик отличается портретной точностью и привлекает множество зрителей. Находится по адресу: город Санкт-Петербург, ул. Садовая, 2 (инженерный замок).
  • Царь-плотник Пётр I. Всем известны описания и ученичество юного самодержца в Голландии, согласно истории — азам кораблестроения. Автор Леопольд Бернштам в память об этих временах на Парижской выставке 1907 года представил макет монумента. Он понравился Николаю Второму, были отлиты две бронзовые копии, одна отправлена в город Саардам, где и учился юный царь. Вторая установлена в Летнем саду города Санкт-Петербурга. После революции 1917 года отечественный вариант отправился в переплавку. В 1996 году принц Оранский доставил копию памятника Петру 1 в Петербургский округ, она торжественно и официально установлена на прежнем месте — в городском Летнем саду.
  • Склонный к гигантомании автор Зураб Церетели отметился фигурами Петра I не только в Москве, но и в Питере. Шестиметровая скульптура официально встречает гостей города со стороны моря. Адрес: город Санкт-Петербург, улица Нахимова, у гостиницы Park Inn by Radisson, у станции метро «Приморская».
  • Самый неоднозначный памятник, вокруг которого было сломано столько копий, что дерево стало в дефиците, принадлежит работе автора Михаила Шемякина. Пропорции тела исторического Петра I намерено были изменены, о чем собственно и был весь спор о художественной стоимости. Находится официально в Петропавловской крепости города Санкт-Петербурга, а её легко найти на карте.

Странный царь

В Нижнем парке Петергофа стоит бронзовый Пётр I автора, скульптора и архитектора Марка Антокольского. Отличается торжественностью военной формы Преображенского полка и полученными наградами царем в истории страны. Окружают его зеленые посадки, официально открыт в 1884 году.

Сами петербуржцы считают Медного всадника хранителем своего города, его не стали убирать даже в моменты самых жестоких обстрелов и бомбежек в истории второй Отечественной Войны. Только закрыли его песчаным стаканом. Да и в первую Отечественную Наполеон пошел не сюда, а добрался до Москвы, это тоже о многом говорит. Пусть хранит он город и дальше, всем будет спокойнее.

turproezdka.ru

На памятнике "Медный всадник" кто изображен? 🚩 Искусство

Удивительно, что такой важный исторический монумент как «Медный всадник» вызывает массу вопросов у пользователей Сети, связанных с тем, кто изображен на нем, где этот памятник находится, а также когда и кем он был воздвигнут. Важно отметить, что «Медный всадник» является важной достопримечательностью не только Северной столицы, но и всей страны. На нем запечатлен Петр Первый с венком на голове и верхом на коне, олицетворяя собой стремительное развитие России. Под предводительством великого русского царя-полководца, являвшегося еще и настоящим законодателем, наша страна стала не просто европейской державой, но и настоящей империей, чьи границы и власть стремительно расширялись на территории двух частей света.

Уникальность памятника заключается еще и в том, что он воздвигнут на трех опорах. Исторический монумент является архитектурным наследием конца 18 века, о чем свидетельствует надпись: «Петру Первому От Екатерины Второй лета 1782 года». Именно Екатерина Великая таким образом запечатлела на веки для потомства личность великого реформатора и основателя города на Неве. Высота памятника «Медный всадник» составляет пять метров, а вес – восемь тонн.

По распоряжению императрицы Александр Михайлович Голицын начал вести переговоры с Дидро и Вольтером по поводу реализации столь масштабного для России того времени архитектурного проекта, связанного со строительством памятника «Медный всадник». Уважаемые люди своего времени, которым безусловно доверяла  и сама Екатерина Вторая, порекомендовали Этьена-Мориса Фальконе. Этот скульптор мечтал создать что-то похожее и величественное, что смогло бы прославить в веках его имя. Поэтому предложение было воспринято им с большим воодушевлением.

В Россию Фальконе прибыл с семнадцатилетней помощницей по проектированию Мари-Анн Колло. Интересно, что мастер согласился на довольно скромную оплату своих услуг, которая составила всего двести тысяч ливров. А позже помощником к французскому скульптору был назначен опытный архитектор Фельтен. Сразу же был остро поставлен вопрос и об основании памятника, которым по замыслу должен был стать огромный камень. Этот вопрос решили путем опубликования в газете «Санкт-Петербургские ведомости» тематического объявления.

Подходящую глыбу под исторический памятник предоставил Григорий Вишняков, который долгое время сам пытался использовать ее для собственных нужд. Но после безуспешных попыток, связанных с отсутствием необходимого инструмента для обработки, и, конечно же, из-за патриотических побуждений отдал его профессиональным архитекторам.

К слову сказать, камень весил две с половиной тысячи тонн, а потому его доставка производилась в зимнюю пору, когда замерзшая почва смогла бы выдержать столь большую нагрузку. Операция по доставке камня была завершена 27 марта 1770 года. Кстати, перевозка такого объемного и тяжелого объекта и на сегодняшний день является абсолютным рекордом человечества.

Уже в 1769 году публике был представлен гипсовый вариант памятника Петру Великому. Теперь необходимо было произвести отливку из металла. Так как Фальконе еще не сталкивался с такой работой, то для производства этого этапа изготовления монумента был привлечен скульптор Эрсман, который впоследствии не оправдал возложенных на него надежд. И Фальконе самостоятельно принялся за освоение нового для себя ремесла. Первая отливка была произведена в 1775 году, а потом последовали отливки в период 1776-1777 годов. Екатерина Вторая сама очень внимательно следила за работами.

Только вторая отливка увенчалась успехом. Тогда Фальконе во внутренней части плаща «Медного всадника» сделал историческую надпись: «Лепил и отливал Этьен Фальконе, парижанин».

Так как к моменту установки памятника на одиннадцатиметровой высоты «гром-камень», служивший ему постаментом, отношения Фальконе и Екатерины Второй окончательно испортились, и французский мастер был вынужден вернуться в Париж, то окончил архитектурные работы Федор Гордеев. Открытие монумента состоялось без своего настоящего творца и в присутствии императрицы 7 августа 1782 года.

Интересно, что в 1812 году, когда русская армия во главе с Кутузовым воевала с французами, Александр Первый, опасаясь вторжения врага в столицу, распорядился эвакуировать культурное наследие страны, включая и памятник «Медный всадник», стоящий на Сенатской площади. Легенда гласит, что некий майор Батурин, добившийся личной аудиенции с князем Голицыным, поведал тому свой сон, который в течение нескольких дней подряд ему снился. В нем привиделось то, что майор находился на Сенатской площади, и к нему повернул голову монумент Петра Первого и строго напутствовал о том, чтобы его ни при каких обстоятельствах не перевозили из города. Он пояснил, что будет охранять Петербург от врага, и тогда он его не тронет. Видение было тут же пересказано императору, и тот хоть и удивился изрядно, но отменил распоряжение об эвакуации «Медного всадника».

Известна и история, случившаяся с Павлом Первым, когда он, еще не будучи императором, гулял по вечернему Петербургу. Фигура Петра Первого в плаще и шляпе сказала тогда: «Павел, я тот, кто принимает в тебе участие!». Примечательно было то, что, уходя с Сенатской площади, где произошло удивительное свидание двух венценосных людей империи, эпический император пообещал, что тот еще вновь увидит его здесь.

Совершенно очевидно, что историческое наследие в виде памятника «Медный всадник» имело множественные отклики в художественных произведениях самых различных жанров и авторов. Так, Ф.М. Достоевский в романе «Подросток», мистик Андреев в «Розе мира», А.С. Пушкин в легендарном одноименном произведении, а также многие художники в разное время находили вдохновение в этом историческом монументе.

Совершенно неожиданное отражение нашел памятник «Медный всадник» в государственных монетах советского периода. В период правления М.С. Горбачёва в 1988 году Банк СССР неожиданно выразил готовность приобщиться к историческому наследию нашей страны в виде изображения Петра Первого на монетах пятирублевого номинала. Эти эксклюзивные монеты были выпущены тиражом в 2,3 миллиона экземпляров, а их вес составлял двадцать граммов. Этот случай стал уникальным для страны и «Медного всадника», так как больше отечественная история не знает примеров чеканки монет с изображением этого исторического монумента.

Народная молва бережно хранит интересные мифы и легенды, связанные с этим памятником.

Есть сказание о том, что Петр Первый часто перескакивал через Неву, сказав трижды «Все божье и мое». А когда его обуяла гордыня, и он молвил «Все мое и божье», то вмиг окаменел в виде «Медного всадника» на Сенатской площади.

Другой миф. Лежа в постели, император вдруг понял, что шведы прут на Петербург. Он, недолго думая, вскочил на коня и помчался им навстречу. Однако когда он скакал через Сенатскую площадь, ему по дороге встретилась змея, из-за которой он и замер в виде «Медного всадника». Кстати, считается, что змея спасла ему жизнь в данном случае.

Следующая легенда гласит, что только покровительство Петра Первого смогло защитить город на Неве в военную кампанию 1812-1814 годов.

www.kakprosto.ru

Медный всадник, кто же ты на самом деле?

Всем известный Александр Сергеевич Пушкин в поэме "Медный всадник" стал автором нескольких заблуждений.

Почему медный? Он же бронзовый, но как говориться "верь написанному, ибо не вырубить его топором".

В авторском примечании к своей строке "в Европу прорубить окно" он прямо ссылается на первоисточник - французские слова Франческо Альгаротти:

"Петербург — это окно, через которое Россия смотрит в Европу", но источники массовых знаний типа школьных учебников и пресловутой Википедии, поддерживаемые официальными историками всех мастей и рангов, упорно вещают: "В Европу прорубить окно" — крылатая фраза из поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник», характеризующая основание Петром I города Санкт-Петербурга — первого морского порта Московского государства", хотя морского порта в городе во времена Петра I так и не появилось.

Единственный настоящий морской порт как был, так и по сей день остается в Кронштадте на острове Котлин. Из-за участка мелководья длиной 27 морских миль (47 км.) Петербургу было отказано в праве именоваться "дверью" (port - ворота, дверь), на то время он оставался всего лишь "форточкой в Европу".

Ещё одно заблуждение:

В пятом примечании к поэме "Медный всадник" Пушкин ссылается на стихотворение Мицкевича. А строки из стихотворения "Памятник Петра Великого" в буквальном переводе звучат так:

Первому из царей, который создал эти чудеса,
Другая царица поставила памятник.
Уже царь, отлитый в образе великана,
Сел на бронзовый хребет Буцефала
И искал места, куда въехать верхом.

Но Петр не может стать на своей земле..."

Мицкевич почему-то упоминает имя любимого коня Александра Македонского, хотя было известно, что любимой лошадью Петра была Лизета, из которой впоследствии сделали чучело.

Цензором поэмы "Медный всадник" выступал сам царь Николай I. Он почему-то запретил применение слова "кумир" по отношению к Петру I.
Может быть царь знал, что всадник на коне (но не Петр) действительно был когда-то народным кумиром?

Вот ещё одно совпадение.

Пётр I держит руку так, что в неё легко вложить копьё, оно вполне гармонично там бы смотрелось.

Конь наступил на змею задней правой ногой, всё как книжка пишет. А положение руки и головы не так уж и сложно подредактировать. Не всех памятниках присутствует плащ (накидка) времён А. Македонского. А это уже совсем другой герой

Георгий Победоносец

... а вот вам "петровский" алтын (три копейки).

А вот это копейка Ивана V Васильевича Грозного.




А вот тут всем известная по википедии печать печать Ивана III.

1497 год.

Интересен ещё один факт: авторство модели конной статуи Петра приписано историками скульптору Этьену Фальконе в 1768—1770., но саму голову Петра лепила ученица этого скульптора, Мари-Анна Колло... К чему бы это?

Смущает и выдуманная экскурсоводами легенда о попадании молнии в камень. Само название Гром-камень появилось, якобы, по причине удара молнии. Точнее, молнией объясняют переднюю гранитную приставку к постаменту, которая как бы образует очень замысловатую трещину.

Удивительно, но трещина проходит точно по границе различных цветовых (химических и кристаллических) структур гранита, причем полоса укрупненных вкраплений также резко и неестественно обрывается на этой границе.

И самое главное... У памятника такой гранитный вкладыш не один, их два, спереди и сзади.

Смотрим сюда

Историческая версия гласит: Лежал себе камень, ударила по нему молния, и тут, как в сказке, пробежавшая трещина изменила цвет, структуру, ориентацию кристаллов, даже размер зерна… Верите? Если – да, то и вся выдуманная история строительства города тоже правда.

Добавленный фрагмент больше похож на результат реставрации после разрушения передней и задней частей постамента памятника. Весь вид постамента, его обработка и уложенные вокруг него волнистые плиты указывают на то, что он когда-то изображал гребень волны, а не просто дикую скалу, но был разрушен.


Возможно, изначально он выглядел как-то так:

Резкий скол камня спереди выглядит очень неестественно рядом с плавными чертами основания, они больше смахивают на морскую волну без гребня.


К тому же змея под копытом выглядит скорее комично, а не символично.

Крупная чешуя - ближе драконам.

Да и голова без чешуи смотрится вообще неестественно.

Прорисовать детали лошади и всадника смогли филигранно, а со змеёй халтура вышла, может змея это всё, на что у Фальконе хватило сил? Хотя, история говорит, что даже змею он не отливал, её изготовил Фёдор Гордеев.

Из официальных источников:

Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770. Голову Петра лепила его ученица, Мари-Анна Колло. Змею по замыслу Фальконе вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством мастера Емельяна Хайлова и была закончена в 1778 году. Архитектурно-планировочные решения и общее руководство осуществлял Ю. М. Фельтен.


До 1844 года вобще никто не знал, что этот памятник Екатерина подарила Петру I, на картине Воробьева Н.М. никакой надписи нет в помине.

Удивляет ещё один нюанс.

Пётр на этом памятнике, впрочем, как и на другом, который мы рассмотрим ниже, сидит без штанов, в римской тоге, а таких одежд ни российская знать, ни корабельных дел мастера никогда не носили.

Положение руки "Медного всадника" тоже кажется знакомым.

только это Марк Аврелий в Риме.


Зачем государю-императору такой прикид? Негоже Самодержцу Российскому без портков щеголять! Мало того, Пётр сидит на коне без стремени, а что говорит история: стремя было изобретено в IV в. Отсюда можно сделать однозначный вывод, что этот всадник жил не позднее IV в, и статуя тоже должна быть отлита намного раньше, чем в 18 веке.

И когда это государь таким оружием баловался?

Во времена Петра 1 на вооруже

ss69100.livejournal.com

Тайна «Медного всадника»: opupel — LiveJournal

Она кажется невероятной, на первый взгляд. Петр I ли стоит, расправив длань, на берегах Невы? Потом понимаешь, для сомнения, есть все основания

Памятник Петру I, стоящий на Сенатской площади Санкт-Петербурга, называют еще «Медный всадником». Последнее не вызывает никакого сомнения. Мы видим вздыбленного коня, на нем, скорее, не российского самодержца, а римского патриция или кого-то похожего на него, и его длань, распростёртую над землей

По официальной версии, это памятник Петру I, который изготовлен по приказу императрицы Екатерины II, архитектором Фальконе в 1778 году. Открытие его состоялось еще через четыре года.

Официальной версии не поверил и более внимательно присмотрелся памятнику исследователь и историк Алексей Кунгуров. Он заметил много непонятного и даже удивившего его. Начиная с камня, на котором установлен постамент. Его масса, по разным источникам, от 1700 до 2500 тонн. Такая махина неподъемна даже для современных механизмов, не говоря уже о банальной лошадиной тягловой силе. Даже представить сложно, каким способом камень подняли, на что погрузили и как привезли в Питер.

Дальше количество вопросов нарастает, как снежный ком. С какого перепугу автор обрядил Петра в римскую или греческую тогу, нацепил ему меч и лавровый венок на голову? Героизация образа? Тогда искажение пропорций тела Петра I тоже надо отнести к этой же причине. Непропорционально сложенный, узкоплечий, он предстает перед нами былинным красавцем с аршинной саженью в плечах, налитым силой телом

очему у всадника на коне отсутствуют стремена и седло, которое заменяет какая-то шкура?

На фото это хорошо видно 

Без сёдел и стремян ездили на лошадях разве что скифы и сарматы. Предание гласит, что они умели управлять лошадьми даже с помощью мысли. Но к чему эти, откровенно архаичные детали, образу великого самодержца

Но больше всего меня удивило наличие некоего отростка, похожего на змею, под задними ногами коня. Это что? Если, действительно, змей, то как он увязывается с образом Петра? С зеленым змием, разве что, боролся, но такая версия выглядит смешной.

Автор исследования считает, что памятник некогда был переделан. И изначально у ног коня было тело поверженного дракона, примерно, как на этом фото. 

Или на этом.

Конь, человеческая фигура на нем, вся композиция памятников, действительно, похожи друг на друга. Явное сходство замысла, исполнения, сюжета.

В доказательство того, что такие памятники ставили на Руси, исследователь приводит картину японского художника, который бывал в наших краях и добросовестно зарисовал увиденное.

Почему убрали дракона, а хвост оставили? – возникает логичный вопрос. Посмотрите на следующий снимок и поймете – хвост одна из точек опоры и крепления памятника к камню. Без нее он бы не смог стоят. Поэтому специалисты по переделке вынужденно оставили хвост.

Тогда кому же был изначально поставлен памятник? Георгию Победоносцу или ещё какому неизвестному нам герою древности. Вам так не кажется? Если в руку бронзового Петра вложить копьё, а у ног коня сотворить змею, получится, без всякого сомнения, готовый Победоносец.

Алексей Кунгуров утверждает, что если внимательно присмотреться к рукавам рубахи и краю накидки всадника, то можно увидеть вообще невообразимое - вышитый свастичный узор, который носили только славянские воины. А ведь Пётра I никак нельзя отнести к хранителям российской истории и ее почитателям. Он решительно и безжалостно истреблял все традиции и обычаи, в угоду нового европейского порядке, введенного им. Тогда свастика здесь причем?

«Очень похоже на то, что фамилией Фальконе просто прикрыли нечто, что хотели уничтожить, исказить или утаить от нас с вами, - считает Алексей Кунгуров.  И продолжает. - Приведённый краткий анализ наталкивает на мысль о том, что памятник «Медный всадник» подвергался переделке, что изначально он был поставлен совсем другому герою – настоящему».

opupel.livejournal.com

Медный всадник в Санкт-Петербурге – памятник Петру I

Медный всадник в Санкт-Петербурге – самый известный памятник Петру I. Он расположен в открытом сквере на Сенатской площади и является уникальным произведением русской и мировой культуры. Медный всадник окружен  известными достопримечательностями:  с запада расположены здания Сената и Синода, с востока – Адмиралтейство, с юга – Исаакиевский собор.

 

Медный всадник - история создания

Инициатива создания памятника Петру I принадлежит Екатерине II. Именно по ее приказу князь Александр Михайлович Голицын обратился к профессорам Парижской Академии живописи и скульптуры Дидро и Вольтеру, мнению которых Екатерина II полностью доверяла. Известные мастера рекомендовали для этой работы Этьен-Мориса Фальконе, работавшего в то время главным скульптором на фарфоровом заводе.  «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит. .. Корысти не знает», - писал Дидро о Фальконе.

Этьен-Морис Фальконе всегда мечтал о монументальном искусстве и получив предложение создать конную статую колоссального размера, не раздумывая согласился. 6 сентября 1766 года он подписал контракт, в котором вознаграждение за работу определялось в размере 200 тысяч ливров, что было достаточно скромной суммой – другие мастера просили значительно больше. 50-ти летний мастер приехал в Россию с 17-летней помощницей Мари-Анн Колло.

Мнения об облике будущей скульптуры были самые разные. Так, руководивший созданием памятника Президент Императорской Академии искусств Иван Иванович Бельской представлял скульптуру Петра I, стоявшего в полный рост с жезлом в руке. Екатерина II видела императора, восседающим на коне с жезлом или скипетром, а были и другие предложения. Так, Дидро задумал памятник в виде фонтана с аллегорическими фигурами, а статский советник Штелин направил Бельскому подробное описание своего проекта, согласно которому Петр I должен был предстать в окружении аллегорических статуй Благоразумия и Трудолюбия, Правосудия и Победы, которые подпирают ногами пороки Невежество и Леность, Обман и Зависть. Фальконе отверг традиционный облик монарха-победителя и отказался от изображения аллегорий. «Монумент мой будет прост. Там не будет ни Варварства, ни Любви народов, ни олицетворения Народа... Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как побе­дителя, хотя он, конечно, был и, тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям», - писал он Дидро.

 

Работа над памятником Петру I - Медный всадник

Фальконе создавал модель скульптуры на территории бывшего временного Зимнего Дворца Елизаветы Петровны с 1768 по 1770 годы. Из императорских конюшен были взяты две лошади Орловской породы Каприз и Бриллиант. Фальконе делал зарисовки, глядя как гвардейский офицер взлетал на лошади на помост и ставил ее на дыбы. Модель головы Петра I Фальконе переделывал несколько раз, но так и не добился одобрения Екатерины II и в результате голову Медного всадника успешно вылепила Мари-Анн Колло. Лицо Петра I получилось мужественным и волевым, с широко открытыми глазами и озаренным глубокой мыслью. За эту работу девушку приняли в члены Российской Академии художеств и Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10 000 ливров. Змею под ногами коня выполнил русский скульптор Федор Гордеев.

Гипсовая модель Медного всадника была изготовлена к 1778 году и мнения о работе были неоднозначными. Если Дидро остался доволен, то Екатерине II не понравился самовольно выбранный облик памятника.

 

Отливка Медного всадника

Скульптура была задумана колоссальных размеров и литейщики не брались за эту сложную работу. Иностранные мастера за литье требовали огромные деньги, а некоторые откровенно говорили, что отливка не удастся. Наконец, нашелся литейщик, пушечных дел мастер Емельян Хайлов, взявшийся за литье Медного всадника. Вместе с Фальконе они подбирали состав сплава и делали пробы. Сложность состояла в том, что скульптура имела три точки опоры и поэтому толщина стенок передней части статуи должна была быть небольшой – не более одного сантиметра.

Во время первой отливки труба, по которой заливалась бронза, лопнула. В отчаянии Фальконе выбежал из мастерской, но мастер Хайлов не растерялся, снял свой армяк и намочил его водой, обмазал глиной и приложил как заплату к трубе. Рискуя своей жизнью, он предотвратил пожар, хотя сам получил ожоги рук и частично повредил зрение. Верхняя часть Медного всадника все равно была испорчена, ее пришлось срубить. Подготовка к новой отливке заняла еще три года, но на этот раз она прошла удачно и в честь успешного завершения работы скульптор в одной из складок плаща Петра I оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1788 года».

 

Установка Медного всадника

Фальконе хотел установить памятник на постаменте в виде волны,  выточенном из естественного куска скалы. Найти нужную глыбу высотой в 11,2 метров было очень трудно и поэтому в газете «Санкт-Петербургские новости» было опубликовано обращение к частным лицам, желающим найти подходящий кусок скалы. И вскоре откликнулся крестьянин Семен Вишняков, давно приметивший подходящую глыбу около деревни Лахта и сообщивший об этом руководителю поисковых работ.

Камень, весивший около 1600 тонн и названный Гром-камнем, доставляли сначала на платформе до побережья Финского залива, затем по воде до Сенатской площади. В извлечении и транспортировке камня участвовали тысячи людей. Камень установили на платформу, передвигавшуюся по двум параллельным желобам, в которую были уложены 30 выполненных из сплава меди шаров. Эту операцию проводили в зимнее время с 15 ноября 1769 года, когда земля была заледенелая и  27 марта 1770 года камень доставили к берегу Финского залива. Осенью глыбу погрузили на судно, специально построенное мастером Григорием Корчебниковым и 25 сентября 1770 года толпы народа встречали Гром-камень на берегу Невы у Сенатской площади.

В 1778 году отношения Фальконе с Екатериной II окончательно испортились и вместе с Мари-Анн Колло он был вынужден уехать в Париж.

Установкой Медного всадника руководил Федор Гордеев и 7 августа 1782 года состоялось торжественное открытие монумента, но его создатель так и не был приглашен на это событие. Военным парадом на торжестве руководил князь Александр Голицын, а Екатерина II прибыла по Неве в шлюпке и поднялась на балкон здания Сената. Императрица вышла в короне и порфире и дала знак открыть памятник. Под барабанную дробь полотняная ограда с монумента упала и полки гвардейцев прошли по набережной Невы.

 

Памятник Медный всадник

Фальконе изобразил фигуру Петра I в динамике, на вздыбленной лошади и тем самым хотел показать не полководца и победителя, а в первую очередь созидателя и законодателя. Мы видим императора в простой одежде, а вместо богатого седла - звериную шкуру. О победителе и полководце нам говорит только венчающий голову венок из лавра и меч у пояса. Расположение монумента на вершине скалы указывает о преодоленных Петром трудностях, а змея является символом злых сил. Памятник уникален тем, что имеет только три точки опоры. На постаменте выполнена надпись «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782», а на другой стороне тот же текст указан на латинском языке. Вес Медного всадника – восемь тонн, а высота – пять метров.

 

Медный всадник - название

Название Медный всадник памятник получил позже благодаря одноименной поэме А.С. Пушкина, хотя на самом деле монумент изготовлен из бронзы.

 

Легенды и Мифы о Медном всаднике

  • Существует легенда, что Петр I, находясь в веселом расположении духа решил на своем любимой лошади Лизетте перескочить Неву. Воскликнул: «Все божье и мое» и перескочил через реку. Второй раз крикнул эти же слова и тоже был на другом берегу. И в третий раз решил перепрыгнуть через Неву, но оговорился и произнес: «Все мое и божье» и тут же был наказан – так и окаменел на Сенатской площади, в том месте, где сейчас стоит Медный всадник
  • Говорят, что заболевший Петр I и лежал в горячке и причудилось ему, что наступают шведы. Вскочил он на коня и хотел ринуться к Неве на врага, но тут выползла змея и обвила ноги коня и остановила его, не дала Петру I прыгнуть в воду и погибнуть. Так и стоит Медный всадник на этом месте – памятник Как змея спасла Петра I
  • Существует несколько мифов и легенд, в которых Петр I пророчит: «Пока я на месте, моему городу нечего опасаться». И действительно, Медный всадник оставался на своем месте во время Отечественной войны 1812 года и во время Великой Отечественной войны. Во время блокады Ленинграда он был обшит бревнами и досками и вокруг него уложили мешки с песком и землей
  • Петр I рукой указывает в сторону Швеции, а в центре Стокгольма установлен памятник Карлу XII, противнику Петра в Северной войне, левая рука которого направлена в сторону России

 

Интересные факты о памятнике Медный всадник

  • Транспортировка камня–постамента сопровождалась трудностями и непредвиденными обстоятельствами и часто возникали аварийные ситуации. За той операцией следила вся Европа и в честь доставки Гром-камня на Сенатскую площадь была выпущена памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно. Генваря, 20, 1770»
  • Фальконе задумал монумент без ограды, хотя ограда все-таки была установлена, но до наших дней не сохранилась. Сейчас находятся люди, которые оставляют надписи на памятнике и портят постамент и Медный всадник. Возможно, что в скором времени вокруг Медного всадника будет установлено ограждение 
  • В 1909 и 1976 годах проводилась реставрация Медного всадника. Последнее обследование, проведенное с помощью гамма лучей, показало, что каркас скульптуры находится в хорошем состоянии. Внутрь памятника была заложены капсула с запиской о проведенной реставрации и газета от 3 сентября 1976 года

Медный всадник в Санкт-Петербурге - главный символ Северной столицы и полюбоваться одной из самых известных достопримечательностей города на Сенатскую площадь приходят молодожены и многочисленные туристы.

Виртуальные прогулки

www.spb-guide.ru

Медный всадник, кто ты?

Вот уже почти два с половиной века он стоит над Невой. Официальное открытие памятника Петру Великому работы Фальконе состоялось 7 августа 1782 года.

Когда-то в один из первых дней августа, обычно — первый выходной, рядом с ним обязательно собирались ценители старины, чтобы отметить очередную годовщину установки памятника Петру Великому на Сенатской площади Санкт-Петербурга.

Теперь о традиции вспоминают только в юбилейные годы, но очередного юбилея надо ждать ещё полтора десятка лет. Наверное, это примета времени, что сегодня его уже никто не боится, как боялся пушкинский Евгений.


Иллюстрация А. Бенуа к пушкинскому "Медному всаднику" считается хрестоматийной

Похоже, ленинградцы-питерцы всё своё уже отбоялись в страшные дни Блокады. Зато фальконетовым Петром, как и прежде, восхищаются, чаще — просто любят, ласково называя «Петрушей». После тех самых 900 дней к нему в городе и вовсе относятся как-то теплее, человечнее.

На его фоне теперь регулярно фотографируются невесты, а женихи, открывая шампанское, целятся непременно под хвост царскому коню. Лихие бомбилы на Невском, готовые с любого содрать три шкуры, даже с иностранцев за то, чтобы прокатиться «прямо к Петру», берут не больше пяти сотен.

[/center]
На его фоне фотографироваться было модно во все времена

На нехватку памятников Петру Великому Россия пожаловаться не может. Было время, когда ваяли только Ильичей, но и тогда копию отменного растреллиевского бюста поставили прямо на Московском вокзале.

Потом вернули на Адмиралтейскую набережную «Царя-плотника», тут же Зураб Церетели в первопрестольной подсуетился, а шемякинский, вообще-то симпатичный «полутруп» усадили посреди Петропавловки. Впрочем, к нему невесты тоже неравнодушны — коленки натёрли до зеркального блеска. Значит, прижился.

Но фальконетов Пётр — один. Он не просто другой — Пётр I и сам был другим, как-то не вписывается он в череду предшественников и преемников на русском троне. Спасибо Екатерине, что отвергла когда-то уже готовый конный монумент Карло Растрелли — не прижился бы он на берегу Невы и вряд ли смог бы так уютно соседствовать рядом с чудом Монферрана.

А может быть, и Монферран, не будь «Медного всадника», не подарил бы нам такого Исаакия? Он «Медный всадник» — лучше поэта не скажешь, хотя сегодня острословы, конечно, назвали бы памятник Петру как-то иначе.

Вот, как ни старались Церетели и Шемякин потягаться с гениальным творением Фальконе, их монументы тут же получили от народа целый набор эпитетов, порой презрительных, а порой и просто убойных. "Лысый пень" или "Стульчак". Просто "Монстр" или "Кто никогда не видел моря?" И в ответ — "Кто, кто… Петя в кожаном пальто". И ещё многое в том же духе.

Выбирайте, что нравится, но равного пушкинскому «прозвищу» у них нет и не будет никогда. Как не будет и другого монумента, по-настоящему достойного памяти великого преобразователя России.

«Созидатель, преобразователь, законодатель» — так просто и коротко сказано про Петра у Этьена Фальконе. И как много всего и сразу в этих трёх словах. Каждому следующему правителю осталось из чего выбирать. Но первой выбирала Екатерина.

Она только обосновалась на троне. Царствует всего три года. Ей нужны видимые подтверждения легитимности собственной власти. Но она терпелива — тяжко застывший, наподобие итальянских кондотьеров монумент Карло Растрелли Екатерина отвергла сразу. Пётр разбудил Россию, его преемница на троне не такова, чтобы дать ей снова уснуть.

И памятник Екатерине был нужен под стать великим деяниям великого царя, у которого… великие наследники. А у Растрелли государь словно бы всего уже достиг — и это властелин державы, которой больше уже почти ничего не нужно.

Екатерининской России нужно всего и много, даже очень много. Памятник Петру должен стать жирной точкой в целой череде имперских символов, созданных по воле неугомонной императрицы. Она терпеливо ищет ваятеля, достойного такой задачи. Обратиться за советом есть к кому — ведь с юных лет, ещё будучи великой княгиней, Екатерина вступила в переписку с лучшими умами Европы.

Энциклопедист Дидро и подсказал — Этьена-Мориса Фальконе. Дидро, можно сказать, угадал — из работ у пятидесятилетнего Фальконе действительно получились только «Милон Кротонский» да «Пигмалион». Зато как теоретик он разделал под орех всех «антиков», перед которыми культурная Европа привыкла преклоняться без сомнений.


Морис Этьен Фальконе. Бюст работы Мари-Анн Колло, изваявшей голову Петра I

Впрочем, незадолго до петербургского заказа Фальконе выполнил две капеллы в парижской церкви Святого Роха. Они очаровали русского посла князя Голицына, тот и поддержал Дидро.

Фальконе старше русской царицы и тоже терпелив, не случайно ему позволили возиться с памятником полтора десятка лет. Впрочем, ждать и терпеть тогда умели. Только на то, чтобы транспортировать из Лахты постамент — «Гром-камень», ушёл целый сезон. Операция с технической точки зрения и сегодня была бы непростой, а в XVIII веке — просто уникальной (читайте).

Ни Сан-Суси, ни Версаль, ни Шёнбрунн ничего подобного себе позволить не могли. А сколько времени было потрачено на выбор постамента, да и убеждать сановных критиков пришлось чуть ли не целую зиму — только переписка Фальконе и президента российской Академии художеств Ивана Бецкого составляет два толстенных архивных тома.

Фальконе с его амбициями оказался и удивительно скромен — не постеснялся поручить изваять голову царя своей ученице Мари-Анн Колло. По тем временам дело неслыханное. Но тоже, как Дидро, угадал. Колло не стала копировать тоновую маску Петра работы учителя или прижизненный бюст Растрелли, решив задачу как истинный монументалист.

Главное — уловить характер и не войти в диссонанс с самим конным изваянием. Глаза навыкате, объёмный лоб в обрамлении густых, как волны, прядей, явное напряжение воли на лице, выдвинутый вперёд подбородок — казалось бы, банальный набор всем известных черт, но в целом — впечатление неповторимое.

Тут и гневная решимость, и умение миловать, тут и мудрость, и простота, суровость и спокойствие одновременно. Известно, что Фальконе много «правил» Колло, но в итоге единство несомненно, жаль, что о роли ученицы теперь помнят только знатоки.

Екатерина выбрала «своего» Петра, много говорила о нём, писала, но на самом монументе отметилась предельно лаконично: «PETRO primo CATHARINA secunda». И по-русски: «Петру Первому Екатерина Вторая. Лета 1782».

С тех пор фальконетов Пётр многим не давал покоя. Вдохновил Пушкина. Нервного императора Павла так просто достал, не простояв на Сенатской площади и двух десятков лет. И Павел, только вступив на престол, в пику матери водрузил у Михайловского замка другую конную статую Петра. Работы Карло Растрелли — ту самую, что когда-то отвергла великая императрица. Амбициозное «Прадѣду Правнукъ. 1800» — тоже начертано в пику Екатерине.

Младший сын Павла Николай, такой же нервный, как отец, но с куда более холодным рассудком, без лишних колебаний приказал выпустить в медного Петра, а заодно и в декабристов порцию картечи.

Говорят, её следы до сих пор можно разглядеть на изломах Гром-камня. Ни в трёх Революциях, ни в Гражданскую ни у кого на Петра рука не поднялась. А позже в Петра целились уже фашистские асы Люфтваффе — не попали ни разу.

Пушкин подпустил мистики, но холодный Николай Павлович, «расстреляв» Петра, сразу выбрал под себя образ царя-стоика. Медного всадника тогда частенько сравнивали с древнеримским Марком Аврелием, хотя Фальконе именно эту статую считал примером того, как не надо делать конные монументы.

При царе-освободителе Александре II Петра Великого «подавали» публике уже как реформатора и чуть ли не либерала, а заодно украшали цветами а-ля русский триколор. Александр III и его неудачник-сын напирали на «народность» Петра Алексеевича, устраивая на Сенатской площади каток и гуляния. Славянофилам же очень нравилась формула: «Великий вождь великого народа».

После Октября 17-го её никто, разумеется, в отношении Петра не озвучивал. Но при Сталине, когда увидел свет «Пётр Первый» красного графа Толстого, именно эта трактовка подразумевалась как бы сама собой.

Если уж тирана Ивана Грозного гений Сергея Эйзенштейна и блистательная игра Николая Черкасова представили этаким борцом с боярской бюрократией, то Петра Великого сам Бог велел превратить в «народного царя». И никто после самого «вождя народов» эту формулу не забыл. До сих пор…

Произведения скульптуры в чём-то сродни боевым кораблям. Настоящий шедевр, как достойного противника, узнают по силуэту. Но капитаны годами изучают каталоги с контурами вражеских крейсеров и эсминцев, а «Медный всадник» остаётся в памяти сразу и навсегда. Однако в скульптуре так же, как силуэт, важен и жест.

«Россию поднял на дыбы» — о монументе в целом этим уже всё сказано. А вот рука, простёртая над волнами Невы? «Благодетельная десница», «Отеческая рука». Как долго и трудно Пушкин подбирает эпитеты — «Поднявши руку в вышине», «Гигант с простёртою рукою», «Грозя недвижною рукой»! В самом жесте — средоточие силы, ума, воли. Но не только — рука Петра — как новый вектор для новой России.

«Окно в Европу» — вроде бы сказано, и точка. На Запад — навстречу Европе. Чтобы быть не просто рядом, чтобы быть вместе. Быть достойной её составной частью. И никаких комплексов неполноценности здесь искать не надо.

Абсолютно прав был Лев Гумилёв — Евразия мы, не Азеопа. Азеопа — это «красиво» сказал другой историк, Павел Милюков. Сказал через двести лет после Петра, словно всё, что тот завещал, пустил под откос.

Не удивляет, что «временные» с таким министром иностранных дел комплексовали перед Европой, неудивительно, что их, «временных», с такой лёгкостью смели большевики. Урал — не шутка географии, а наш с Европой общий рубеж.

«Евразия — не Азеопа», — мог бы задолго до Гумилёва сказать сам Пётр. Он не сказал — он всё сделал, чтобы так и было!

topwar.ru

«Медный всадник» Фальконе – История одного шедевра

Сюжет

В августе 1782 года над хладным берегом Невы взвился на дыбы бронзовый конь с бронзовым же императором в седле. Матушка Екатерина, желавшая ненавязчиво обозначить свое величие, приказала на постаменте указать: «Петру Первому — Екатерина Вторая». Читай: от ученика — учителю.

Одежда на Петре простая и легкая. Вместо богатого седла — шкура, что, по задумке, символизирует дикую нацию, цивилизованную государем. Для постамента — громадная скала в форме волны, что, с одной стороны, говорило о трудностях, с другой, — о морских победах. Змея под ногами вздыбленного коня изображала «враждебные силы». Фигура Петра должна, по задумке, выражать сочетание мысли и силы, единство движения и покоя.

Медный всадник. (Pinterest)


Екатерина ожидала увидеть Петра с жезлом или скипетром в руке, восседающим на коне подобно римскому императору, а не легионеру. Фальконе же задумал совсем иное: «Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемую им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом».

Идея памятника Петру родилась в голове Екатерины под влиянием ее друга философа Дени Дидро. Он же посоветовал и Этьена Фальконе: «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит… Корысти не знает».

Для создания гипсовой модели Фальконе позировал гвардейский офицер, который ставил на дыбы лошадь. Так продолжалось по несколько часов в день. Кони для работы были взяты из императорских конюшен: скакуны Бриллиант и Каприз.

Гипсовый эскиз головы Медного всадника. (Pinterest)


Гипсовую модель лепили всем миром: коня и всадника — сам Этьен Фальконе, голову — его ученица Мари Анн Колло, змею — русский мастер Федор Гордеев. Когда модель была закончена и утверждена, встал вопрос об отливке. Фальконе до того ни разу подобным не занимался, поэтому настаивал на том, чтобы из Франции вызвали специалистов. Вызвали. Французский литейщик Бенуа Эрсман и трое подмастерьев приехали в Петербург не то что со своими инструментами, но даже со своими песком и глиной — мало ли, вдруг в дикой России не найдется правильного сырья. Но и это не помогло ему выполнить заказ.

Обстановка накалялась, сроки поджимали, Фальконе нервничал, Екатерина была недовольна. Нашли русских смельчаков. Отливка памятника продолжалась почти 10 лет. Сам Фальконе не застал завершения работы — в 1778 году он должен был уехать на родину. На торжественное открытие скульптора не пригласили.

Контекст

Постамент представляет не меньшее по силе произведение, правда, уже выполненное природой. Прозванный гром-камнем, он был найден недалеко от деревни Конная Лахта (ныне это район Санкт-Петербурга). Котлован, образовавшийся после извлечения породы из земли, стал прудом, который существует и сегодня.

Петровский пруд, возникший после изъятия гром-камня. (Pinterest)


Камень искали по объявлению, опубликовав в газете обращение к частным лицам.

Нужный образец — весом в 2 тыс. тонн, длиной 13 м, высотой 8 м и шириной 6 м — нашел казенный крестьянин Семен Вишняков, который поставлял строительный камень в Петербург. По легенде, порода откололась от гранитной скалы после удара молнии, отсюда и название «гром-камень».

Самым сложным было доставить камень до Сенатской площади — будущий постамент должен был преодолеть почти 8 км. Операцию проводили всю зиму 1769/1770.

Камень привезли на берег Финского залива, там для его погрузки соорудили специальную пристань. Специальное судно, построенное по уникальным чертежам, притопили и посадили на предварительно вбитые сваи, после чего камень сдвинули с берега на корабль. Та же операция в обратном порядке была повторена на Сенатской площади. За транспортировкой наблюдал весь Петербург, от мала до велика. Пока гром-камень везли, его обтесывали, придавая ему «дикий» вид.

Действие машины для перевозки гром-камня. (Pinterest)


Вскоре после установки вокруг памятника начали плодиться городские легенды и страшилки.

По одной из них, пока Медный всадник стоит на своем месте, городу нечего опасаться. Пришло это из сна некоего майора во время Отечественной войны 1812 года. Ночной кошмар вояки передали Александру I, который как раз отдал приказ о вывозе памятника в Вологодскую губернию — для спасения от приближавшихся французов. Но после таких пророчеств, конечно, приказ был отменен.

Призрак Медного всадника якобы видел и Павел I во время одной из вечерних прогулок. Причем произошло это еще до установки монумента. Будущий император сам рассказывал, что на Сенатской площади видел призрак с лицом Петра, который возвестил, что скоро они вновь встретятся на том же месте. Через некоторое время был открыт памятник.

Судьба автора

Для Этьена Фальконе памятник Петру I стал главным делом жизни. До него он работал в основном по заказам мадам де Помпадур, фаворитки Людовика XV. Кстати, она же способствовала назначению скульптора директором Севрской фарфоровой мануфактуры. Это было десятилетие лепки статуэток с изображением аллегорий и мифологических персонажей.

Этьен Фальконе. (Pinterest)


«Только природу, живую, одухотворенную, страстную должен воплощать скульптор в мраморе, в бронзе или в камне», — эти слова были девизом Фальконе. Французские аристократы любили его за умение сочетать барочную театральность с античной строгостью. А Дидро писал, что ценит в творчестве Фальконе прежде всего верность природе.

После довольно напряженного периода работы под присмотром Екатерины II Фальконе более не приглашался в Россию. Последние 10 лет жизни, разбитый параличом, он не мог работать и творить.

diletant.media


Смотрите также