Монеты святополка окаянного


Святополк Владимирович Окаянный — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Святополк.

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус. Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окая́нный», ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019. Сын или племянник-пасынок Владимира Святославича, пришёл к власти после его смерти. По преданию, приказал умертвить своих братьев Бориса и Глеба, а потом ещё одного брата Святослава, за что в истории получил прозвище «Окаянный». Боролся со своим братом Ярославом за власть с помощью польского князя Болеслава, на дочери которого был женат. Потерпел поражение и бежал на Запад, где и умер.

Происхождение[править | править код]

По рассказу «Повести временных лет», рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

С другой стороны, исследователи антропонимики обращают внимание на то, что имена практически всех остальных сыновей «второго» отца Владимира по принципу варьирования родового имени построены на корне «-слав» на 2-м месте в честь их деда Святослава (Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Мстислав и проч.). А вот имя «Святополк», построенное по тому же принципу, хотя и показывает, что дедом ребёнка действительно был Святослав, но во 2-й части является варьированием имени своего «первого» отца Ярополка, то есть различие между этими детьми (либо сомнения Владимира) чувствовалось ещё при выборе имени для младенца[1].

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н. Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак[править | править код]

Ян Матейко Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключённого с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остаётся миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скреплённым браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., после смерти Всеволода и Позвизда волынских его земли стали граничить с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев[править | править код]

Незадолго до смерти Владимира, Святополк находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Источники сообщают, что Святополк был одним из соучастников готовившегося (возможно, около 1008 г.[источник не указан 100 дней]) заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским), после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу. Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015—1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

Сребреник Святополка Владимировича. 1015—1016 гг.[2]

В течение того же года были убиты три единокровных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его единокровными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде[3] упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса — «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Исследователи антропонимики приводят косвенное доказательство его невиновности, указывая[4], что хотя у Рюриковичей имелся четко ограниченный набор родовых имен, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века. «Можно предположить, вслед за А. Поппэ, что в княжеской традиции на протяжении всего XI-начала XII столетия Святополк не считался прямым виновником гибели Бориса и Глеба. Лишь позднее, когда агиографическая версия вытесняет родовое предание, это имя постепенно уходит из именослова правящей династии».

Борьба с Ярославом[править | править код]

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева (картина Яна Матейко)

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска[5].

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где», образ же пустыни, скорее всего, имеет библейское происхождение.[6]

Печать Святополка

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее, примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093—1113 гг. — великий князь киевский.

Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу[7]. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от рук варягов — наёмников Ярослава.

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A.B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты X—XI вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  20. Сага об Эймунде (Прядь об Эймунде Хрингссоне) / перевод с древнеисландского Е. А. Рыдзевской // Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.). — М., 1994. (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).
  21. Микола Костомаров. Галерея портретів. ISBN 5-301-01266-5 (укр.)
  22. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. — Минск, Беларусь, 1990
  23. Панус О. Ю. «Кто Каин, кто Авель?» — М., Спутник+,2014,ISBN976-5-9973-3040-8
  24. Костромин Константин Александрович Борисоглебская проблема: вопрос доверия источникам // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета . 2011. (дата обращения: 31.07.2016). (неопр.).

ru.wikipedia.org

сребреник Святополка - Проволочные монеты / чешуя

6 часов назад, Ed_74 сказал:

..вот такая монета попалась на последнем копе, сразу и не понял что откопал...

 

Хотелось бы знать ваше мнение по поводу подлинности...если нужна доп.инфа, фото попробую что-нибудь сделать.

Зарегился сегодня здесь (так как только что узнал о существовании ресурса, благодаря ТС), чтобы дать ответы. 

Во-первых, поздравляю находчика с нечастой для РФ находкой, а в данном районе, по моим данным, вообще - первой. 

Зачётная монета.Пусть под катушку Вам придёт ещё много интересного. 

 

Во-вторых, выскажу уверенность, что обсуждаемая монета - подлинный сребреник Святополка с дифферентом "крест", который был отчеканен в 1015-1016 годах, в Киеве или Чернигове, во время первого захвата власти означенным князем.

Известно подобных монет сейчас около полутора сотен, но около трети из них - это обломки в половину и менее от целой монеты.  

 

2 часа назад, Son-Son сказал:

Да затакой обломок много не выручить , но и обломок такой нужно ещё найти))) Впринципе 50/60тр за данное состояние вполне неплохо

 

Соглашусь с Вами, что в РФ их найти трудно. Но с учётом Украины, Беларуси и Прибалтики - в среднем за последние годы находят по штуке в день (иногда реже - 2...3 монеты или фрагмента за неделю). Килобакс - практический предел, вот недавний проход "круглого" Святополка (это потому, что он намного реже монет Владимира I, II и III типов):  https://auction.violity.com/101024286-srebrenik-svyatopolka/?utm_source=search_result&utm_medium=srebrenik-svyatopolka&utm_campaign=25000uah

 

2 часа назад, ЛисБ сказал:

https://www.staraya-moneta.ru/shop/57/42813/

вот две ссылки но там не все - а только выдержки и всего пару страниц отсканировано - в последней на старухе каталог по 5 тыр предлагают - через чур думаю.

 

К сожалению, книжка не только дорогая, но и мракобесная - информация о значительной части опубликованных монет недостоверна, есть и заведомо поддельные экземпляры (автор потом сам в этом признался)… Обсуждение качества этого опуса есть на сайте "Старая монета". 

 

2 часа назад, 9525255 сказал:

Зайдите на украинский Виолити. Там такие монеты не редкость.

Стоимость в зависимости от состояния и типа от 1 до 4-5 тысяч вечнозеленых.

Смотреть надо не "хотелку", а реальные уходы (монета на которую Вы ссылаетесь - сребреник 1 типа - с июля месяца переставляется за указанную цену в 26 кг = 1071,20$ уже 17-й !!! раз с нулевым результатом; оно и понятно, так как реально может уйти лишь вдвое ниже).

Набираете в "завершённых" поиск по сребреник/сребряник/срiбляник и т.п. и видите типа этого:

https://auction.violity.com/search/result?auction_id=&query=сребреник&show_type=2

 (там есть примерно равный по сохранности 2 тип за 250$ и т.п.).

mdrussia.ru

Святополк Окаянный - это... Что такое Святополк Окаянный?

Святопо́лк Влади́мирович, в крещении Пётр, в древнерусской историографии — Святопо́лк Окая́нный (ок. 979—1019) — князь туровский (с 988), а затем киевский в 1015—1016 и 1018—1019, правитель Киевской Руси.

Биография

Происхождение

Рождён гречанкой, вдовой киевского князя Ярополка Святославича, взятой в наложницы его братом и убийцей Владимиром. Летопись говорит, что гречанка тогда уже была беременна (бе не праздна), таким образом, отцом его был Ярополк. Тем не менее Владимир считал его своим законным сыном (одним из старших) и дал ему удел в Турове. Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает».

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской Первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Г.Котельщик на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец был и на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключенного с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остается миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скрепленным браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир за кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

Русь в это время

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение того же года были убиты три брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. Повесть временных лет обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Борьба с Ярославом

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились при Листвене на Днепре, ни одна долго сторона не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, короля Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк получил рану, от которой, по-видимому, и умер: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где».

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от руки Ярослава.

Библиография

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в Х-ХІ вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A.A. Еще раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A.B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского //Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Х—ХІ вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.

Примечания

Ссылки

 

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

«Окаянный»: как Святополк получил это прозвище

В 1019 году в пустынной местности «между ляхи и чехи» брела странная процессия. Воины несли на носилках разбитого параличом человека, который стенал, рычал, как зверь, и все время твердил: «Дальше, дальше идите! Гонятся за мною!» Когда он, наконец, умер, его в этой же дикой пустыне и закопали. От могилы его еще долго исходил зловонный дым. Таким страшным был, если верить Повести временных лет, конец жизни одного из первых Рюриковичей, великого князя киевского Святополка Владимировича, прозванного Окаянным. Как же заслужил он свое прозвище и жуткую кончину?

Сын двух отцов

Святополк был третьим сыном князя Владимира Красное Солнышко. Владимир, как известно, до принятия христианства был весьма женолюбив, имел несколько жен и еще больше наложниц. Матерью Святополка была гречанка («грекыня»), которую брат Владимира Ярополк захватил в одном из военных походов и сделал своей женой, пленившись ее красотой. До брака с Ярополком эта гречанка была даже, по некоторым сведениям, монахиней. Женой Ярополка она пробыла недолго. Когда между братьями началась междоусобица, Владимир захватил Киев и вместе с другими трофеями взял и «грекыню», которая в то время была уже беременна от Ярополка. Так считают, поскольку за Святополком закрепилось прозвище «сын двух отцов». Он появился на свет около 979 года. При крещении ему дали имя Петр. По всей вероятности, Владимир считал Святополка своим сыном. Во всяком случае, он ничем не выделял его среди других своих сыновей и дал город Туров на княжение.

Впрочем, у историков есть основания считать, что Святополк все же пытался противопоставить себя другим детям Владимира. Так, в годы своего княжения в Киеве Святополк успел отчеканить монеты с изображением свой княжеской тамги (родового знака). Тамгу он избрал такую же, какая была у Ярополка, а вовсе не ту, что у имелась Владимирова.

Убийца Бориса и Глеба

Еще при жизни великого князя Владимира Святославича Святополк принимал участие в интригах и раздорах киевского двора. Вроде бы по наущению своей жены-полячки, дочери короля Болеслава Храброго он затеял отвратить русский народ от православия византийского образца и завести латинский обряд. Так это или нет, но незадолго до смерти Владимира Святополк вместе с женой оказался в Киеве в заточении, куда его отправил отец. Однако возможно причиной отцовской немилости были вовсе не религиозные разногласия. Владимир, как пишут летописи, очень любил своего сына Бориса и именно его хотел сделать наследником в обход старших братьев. Святополка пришлось «устранить» именно по этой причине, чтобы не вмешивался. Примерно в то же самое время против Владимира взбунтовался и другой его сын, Ярослав, правивший в Новгороде.

После смерти Владимира в 1015 год, Святополк оказывается на свободе. Он легко занимает престол, его поддерживают знать и народ. Именно в этот период он и успел начеканить монеты с изображением тамги Ярополка.

И тогда же были убиты младшие братья Святополка Борис и Глеб. Борис был тогда взрослым опытным воином, Глеб – 15-летним юношей.

Повесть временных лет и «Житие Бориса и Глеба» повествуют о мрачных подробностях этих убийств. Борис был убит на реке Альт, куда его отправил перед кончиной отец, чтобы дать отпор кочевникам. Бориса предупреждали о том, что Святополк замыслил его убить, однако тот не пытался сопротивляться, а заявил о своей покорности старшему брату и смиренно молился в шатре в ожидании убийц.

В отношении Глеба история выглядит еще драматичнее: Святополк вызвал его к себе из Мурома, где тот княжил, и выслал убийц навстречу. Они встретили Глеба на полдороге и зарезали.

Далее, как сообщает летописная повесть, начался целый ряд междоусобиц, в которых победил Ярослав. Он изгнал Святополка за пределы страны, где тот, парализованный и лишившийся рассудка, нашел свою страшную кончину. Бориса и Глеба по инициативе Ярослава канонизировали и признали святыми мучениками. При этом мученичество братьев носило специфический, очень характерный именно для Руси характер: они пострадали не за веру, а за покорность старшему в роду. На православную веру Бориса и Глеба не покушался никто, но Ярослав позаботился о том, чтобы из истории Бориса и Глеба все поколения русских князей могли почерпнуть нравственный урок: каков бы ни был тиран и злодей старший брат, а Бог велит его слушаться, почитать и не затевать распрей.

Не наговор ли это?

Прозвище «Окаянный» закрепилось за Святополком навеки. Однако многие историки полагают, что князь Святополк его не заслужил.

Борис и Глеб, как следует из текста летописи, неоднократно и публично заявляли о своей покорности старшему брату и нежелании с ним бороться. Зачем же Святополку убивать их? А вот Ярослав, который в момент смерти Владимира находился в Новгороде, очень желал занять великокняжеский престол. И на пути у него стояли Святополк – по праву старшинства - и Борис - именно его отец желал видеть своим наследником. Так кому была выгодна смерть Бориса?

Кроме того, есть скандинавская сага об Эймунде, в которой повествуется о борьбе конунгов Ярислейфа и Бурислейфа. Чтобы убить Бурислейфа, Ярислейф нанимает варягов и побеждает. Имя Ярислейф легко интерпретируется как «Ярослав», а Бурислейфа многие читают как «Борис». Впрочем, это вполне может быть и имя польского короля Болеслава Храброго, и речь в таком случае идет о борьбе с польским тестем.

И, наконец, в пользу невиновности Святополка говорит тот факт, что имя его осталось в списке имен, которые киевские князья давали своим детям. Если бы он действительно был виноват в гибели Бориса и Глеба, то вряд ли Рюриковичи стали бы нарекать своих детей Святополками.

Как бы то ни было, невиновность Святополка не более чем гипотеза. Свидетельства в ее пользу носят исключительно косвенный характер, а единственный письменный источник – Повесть временных лет – прямо и недвусмысленно обвиняет в этом преступлении Святополка. Так что он, безусловно, остается одним из самых отрицательных персонажей ранней русской истории.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Святополк Владимирович Окаянный — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Святополк.

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус. Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окая́нный», ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019. Сын или пасынок Владимира Святого, пришёл к власти после его смерти. По преданию, приказал умертвить своих братьев Бориса и Глеба, а потом ещё одного брата Святослава, за что в истории получил прозвище «Окаянный». Боролся со своим братом Ярославом за власть с помощью польского князя Болеслава, на дочери которого был женат. Потерпел поражение и бежал на Запад, где и умер.

Биография

Происхождение

По рассказу «Повести временных лет», рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

С другой стороны, исследователи антропонимики обращают внимание на то, что имена практически всех остальных сыновей «второго» отца Владимира по принципу варьирования родового имени построены на корне «-слав» на 2-м месте в честь их деда Святослава (Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Мстислав и проч.). А вот имя «Святополк», построенное по тому же принципу, хотя и показывает, что дедом ребёнка действительно был Святослав, но во 2-й части является варьированием имени своего «первого» отца Ярополка, то есть различие между этими детьми (либо сомнения Владимира) чувствовалось ещё при выборе имени для младенца[1].

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н. Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак

Ян Матейко Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключённого с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остаётся миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скреплённым браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., после смерти Всеволода и Позвизда волынских его земли стали граничить с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Источники сообщают, что Святополк был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским), после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу. Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015—1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

Сребреник Святополка Владимировича. 1015—1016 гг.[2]

В течение того же года были убиты три единокровных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его единокровными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде[3] упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса — «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Исследователи антропонимики приводят косвенное доказательство его невиновности, указывая[4], что хотя у Рюриковичей имелся четко ограниченный набор родовых имен, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века. «Можно предположить, вслед за А. Поппэ, что в княжеской традиции на протяжении всего XI-начала XII столетия Святополк не считался прямым виновником гибели свв. Бориса и Глеба. Лишь позднее, когда агиографическая версия вытесняет родовое предание, это имя постепенно уходит из именослова правящей династии».

Борьба с Ярославом

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева (картина Яна Матейко)

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска[5].

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где», образ же пустыни, скорее всего, имеет библейское происхождение.[6]

Печать Святополка

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее, примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093—1113 гг. — великий князь киевский.

Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу[7]. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от рук варягов — наёмников Ярослава.

Примечания

Образ Святополка в кино

Литература

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A.B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты X—XI вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  20. Сага об Эймунде (Прядь об Эймунде Хрингссоне) / перевод с древнеисландского Е. А. Рыдзевской // Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.). — М., 1994. (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).
  21. Микола Костомаров. Галерея портретів. ISBN 5-301-01266-5 (укр.)
  22. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. — Минск, Беларусь, 1990
  23. Панус О. Ю. «Кто Каин, кто Авель?» — М., Спутник+,2014,ISBN976-5-9973-3040-8
  24. Костромин Константин Александрович Борисоглебская проблема: вопрос доверия источникам // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета . 2011. (дата обращения: 31.07.2016)..

Ссылки

wikipedia.green

Святополк Владимирович Окаянный - это... Что такое Святополк Владимирович Окаянный?

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус. Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, белор. Святапо́лк Уладзімі́равіч, укр. Святопо́лк Володи́мирович, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окая́нный», ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019.

Биография

Происхождение

По рассказу Повести временных лет, рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междуусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н.Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключенного с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остается миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скрепленным браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев

Русь в XI веке

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. Повесть временных лет обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись родными сыновьями убийцы его отца. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба. Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Борьба с Ярославом

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где».

Существует исландская сага «Сага об Эймунде», которая, описывает борьбу между тремя братьями: Бурицлавом, в котором большинство исследователей видят Святополка[1], Ярицлейвом (Ярославом Мудрым)[2] и Вартиславом, которого чаще всего отождествляют с полоцким князем Брячиславом Изяславичем, племянником, а не братом Ярослава и Святополка[3]. Согласно ей после ранения Бурицлав отправляется в «Тюркланд[4]» и возвращается с войском.[5] Так вражда могла продолжаться бесконечно. Потому конунг Эймунд спросил у Ярицлейва: «прикажете ли убить его, или нет?»[6] На что Ярицлейв дал свое согласие:

Не стану я ни побуждать людей к бою с Бурицлавом конунгом, ни винить, если он будет убит.

Получив согласие, Эймунд с сотоварищами отправился навстречу войску Бурицлавом. Устроив засаду на пути следования и дождавшись ночи, Эймунд сорвал шатер княжьей палатки и убил Бурицлава с его охраной. Отрубленную голову он привез Ярицлейву, и спросил, прикажет ли тот похоронить брата достойно. Ярицлейв сказал, что раз они его убили, то им же должно похоронить его. Тогда Эймунд вернулся за телом Бурицлейва, оставленным разошедшимся после его смерти, войском и привез в Киев, где тело вместе с головой похоронили.[7]

Версию «Пряди» об убийстве Бурицлава-Святополка варягами, которых подослал Ярослав, сейчас принимают многие историки, иногда предпочитая её рассказу о смерти Святополка в летописях[8].

Печать Святополка Ярополчича

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее, примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093—1113 гг. — великий князь киевский.

Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу[9]. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от рук варягов — наёмников Ярослава.

Примечания

  1. Сага об Эймунде, прим. 9.
  2. Сага об Эймунде, прим. 10.
  3. Сага об Эймунде, прим. 11.
  4. А. И. Лященко пишет, что „турки — это, по-видимому, торки, куманы“ („бело-куманы“), „то есть половцы — более поздняя замена имени печенегов“. (Сага об Эймунде, прим. 35.)
  5. Eymundar Saga. Эймундова сага / [О. И. Сенковский] // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 2, отд. III. (перевод и исландский текст в нижней части страниц).
  6. Прядь (Сага) об Эймунде
  7. Eymundar Saga. Эймундова сага / [О. И. Сенковский] // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 2, отд. III.
  8. Сага об Эймунде, прим. 39.
  9. И.Н. Данилевский: Ярослав, Святополк и летописец. Из книги: И.Н. Данилевский, Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.) - М.: Аспект-Пресс: 1999.

Литература

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A.B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты X—XI вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  20. Сага об Эймунде (Прядь об Эймунде Хрингссоне) / перевод с древнеисландского Е. А. Рыдзевской // Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.). — М., 1994. (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).
  21. Микола Костомаров. Галерея портретів. ISBN 5-301-01266-5 (укр.)
  22. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. - Минск, Беларусь, 1990.

Ссылки

biograf.academic.ru

Обсуждение:Святополк Владимирович Окаянный — Википедия

Святополк являлся сыном Ярополка Святославича,а не Владимира, чему есть ряд подтверждений. В первую очередь: родовой знак Святополка, известный по монетам и печатям. Бывшую жену своего сводного брата Ярополка -гречанку, Владимир взял в наложницы, когда она была уже беремена. Это признают даже летописи. Поэтому после смерти Владимира, по существовавшей тогда процедуре престолонаследия, как старший в роду (сын старшего брата), именно он должен был, по праву, наследовать киевский престол, а не как не Ярослав. Именно поэтому, кияне и поддержали его. Никто из сводных братьев, кроме Ярослава, не стал оспаривать его право, в том числе и ставленник Владимира - Борис, который отказался силой захватить киевский престол, хотя и имел военную силу для этого.Попытки приписать Святополку убийство сводных братьев Бориса и Глеба, логически не подтверждаются. Больше оснований желать их смерти, было у самого Ярослава, что косвенно подтверждается скандинавскими источниками. Ошибкой Святополка стало использование для вторичного восхождения на престол, отнятый Ярославом, внешней военной силы польского короля Болеслава I Храброго, что настроило против него киян и лишило его их поддержки. Имя Святополк на протяжении XI-XII в.в. неоднократно используется в княжеской среде, подтверждая факт того, что его современники не видели в его деяниях ничего предосудительного. Факт проклятия его церковью и "награждение" прозвищем "Окаянный", происходит значительно позднее канонизации святых Бориса и Глеба, которая произошла в 70-х годах XI в., и не ранее XIII в., когда в княжеской среде исчезает практика применения имени Святополк. Д.Панкратов [email protected] — Эта реплика добавлена с IP 83.167.100.41 (о)

В новейшей истории и мифообразующей традиции[править код]

Алексей Зотиков в № 7 газеты "Биржа" за 1990 год опубликовал в Киеве изложение собственного "вещего сна" о собственном "быстром проживании" биографии Святополка Окаянного. В этой визионерской записи "Ярослав Хромой" предстает в образе "русьского Хлодвига", истребившего всех своих братьев (включая Бориса и Глеба), кроме Мстислава, который был Ярославу не по зубам, и впоследствии переписавшего историю Гражданских войн Руси 105-1018 гг. руками придворных и монастырских летописцев (еще до Нестора). Любимый киевлянами князь ( об этом уцелела запись Святополковой Летописи, чудом инкорпорированная в начальную Киевскую)Святополк в контексте данного "видения" является трагической, поистине шекспировской фигурой (оканьный"-букв. "достойный жалости"), а Ярослав Хромой (после Ярославичей -"Моудрый") - чудовищем раннеруськой истории, предвестником московских тиранов XIV-XX веков[email protected]

Господа, в одном разделе написано, что в саге Эймунд убивает Бориса. В другом разделе написано, что Святополка. Может я не очень в теме, но я слышал только о версии Бурислейв=Борис. Неплохо бы добавить полную ссылку на "Сагу" и уточнить автора примечаний, а то сейчас написано, что версию Бурислейв=Святополк предпочитает большинство учёных, со ссылкой на примечания к саге--Max 15:31, 12 февраля 2011 (UTC)

Отчество и название статьи[править код]

Согласно летописи, как написано и в самой статье, отцом Святополка был Ярополк Святославич, а Владимир его просто усыновил. Не очень понятно, почему статья называется "Святополк Владимирович", хотя при этом в карточке в этой же статье в графе "отец" значится имя Ярополка. Может быть будет вернее привести к общему знаменателю и переименовать статью в "Святополк Ярополчич Окаянный" или просто в "Святополк Окаянный"? М.К. 14:55, 26 июля 2012 (UTC) Согласен с Максом - и хотя Святополка, вероятнее всего, называли "Владимировичем", сам он все же Ярополчич.

  • Во всех источниках он указывается с отчеством Владимирович. С отчеством Ярополчич он нигде не называется. И любое переименование - только через ВП:КПМ.-- Vladimir Solovjev обс 08:15, 30 декабря 2012 (UTC)

Вероисповедание Святополка[править код]

«строил храмы по латинскому обряду, женат на польской принцессе» — по каким данным известно, что Святополк строил храмы по латинскому обряду и почему тогда это не отражено в самой статье? А также по каким данным известно, что Святополк был католиком? Брак с польской принцессой это не аргумент, много князей рода Рюриковичей женились на принцессах с латинским вероисповеданием, что не означает смену православия на католичество.--Лукас 20:01, 21 апреля 2016 (UTC)

«Ст. Закшевский видит причину конфликта Святополка с Владимиром в симпатиях первого к латинскому духовенству и его проповеди» (Королюк В.Д. «Западные славяне и Киевская Русь в X-XI вв.» (М., 1964г.; стр. 107)
«Основание князем Святополком в 1005 году в Турове церкви по латинскому обряду» (Котлярчук А. (белор.)русск.«Місія Торвальда Вандроўніка»)
В историческом романе С. Д. Скляренко «Владимир» (1962) дословно говорится: «Святополк католик»
Также говорится и в статье «Тысячелетняя история» крымского журналиста-историка Андрея Яницкого: «Совсем внезапно в Киеве оказался тот самый католик Святополк...»
И не секрет, что к его отцу, Ярополку приходили послы из Рима от Папы. Он был женат на внучке Оттона I, и, по утверждению историка Назаренко должен был принять крещение по латинскому обряду[1]. О чём также можно прочесть и в работе историка В. П. Данилова «Российский католицизм»: «Сын Изяслава, Ярополк — князь Владимирский, также сохранял свою верность Апостольской столице. Церковное единство с Римом сохранялось и при Киевских князьях Всеволоде Ярославовиче (1078-1093) и Святополке Изяславовиче (1093-1113)». --Odri Tiffani 09:05, 22 мая 2016 (UTC)

Пишу по-русски, ибо иначе меня сейчас закидают упрёками, мол, я не на УКРВИКИ, а до сути так и не доберутся. Исторический роман - ето, уж простите, не авторитетный источник. Конфликт Святополка и Володимера на почве конфесиальной пренадлежности - вообще бред, так как Церковь на православие и католицизм разделилась только в 1054 году, кстати, несколькими месяцами позже Ярославовой смерти. Нащет того, кто всё-таки убил Бориса и Глеба, ето весьма запутаная история, но такой свидитель, как Моисий Угрин (которого не мог выдумать Нестор), позволяет как ни как усомниться у виновности Ярослава. Имею надежду на то, что мои читатели хорошо владеют древнерусским, т. к. мой русский больше похож на етот язык, чем на язык Пушкина и Лермонтова :D ))) Князівна (користувач)

ru.wikipedia.org

КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК ОКАЯННЫЙ - Необычная история

Никоновская летопись. Стр. 702-703. Фонд 304.II. Дополнительное собрание библиотеки Троице-Сергиевой лавры

Еще одно, последнее сказанье —
И летопись окончена моя,
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил;
Когда-нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду —
И, пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет…
А.С. Пушкин. Борис Годунов

Историческая наука против лженауки. В прошлом материале о русских летописях мы постарались не только по возможности подробно рассказать о количественных характеристиках древнерусских летописей, особенностях их языка, и их хронологии, но и начали рассматривать их по регионам страны. В данном случае это важно, поскольку летописи написаны в разное время и представляют собой не что иное, как перекрестные ссылки. А они важны для сличения их содержания и установления первоисточника заимствований. Ну и местный язык, использованные авторами местных текстов диалектизмы, требующие очень хорошего знания древнерусского языка, исключающего саму постановку вопроса о подделке их иностранцами. То, что в текстах обнаружены и подчистки, и переписанные и дописанные места, говорит лишь о том, что исправляли их наши же предки, которые могли быть заинтересованы в уничижении своих политических противников или возвышении своей собственной персоны, но это никак не могло быть связано с происками Ватикана, иезуитов, масонов и ануннаков.

Сегодня мы продолжаем знакомство с нашими летописными источниками.

«А по Оце-реце, потекла в Волгу, сидит мурома, язык свой, мордва свой, мещера свой язык, а в Руси свой... А се суть инии языцы, иже дань дают Руси: чюдь, меря, весь, мурома, черемись, мордва». XI в. Известие «Повести временных лет» о мордве, народе, проживающем в области впадения Оки в Волгу, имеющем свой язык и платящем дань Руси. РГАДА. Из Псковской Первой летописи. Список XVII в. Рукопись стольника В.Н. Собакина. Ф.181. Рукописный отдел библиотеки МГАМИД. Д.447/915. Л. 6 об.


Кроме названных в прошлом материале региональных летописей в первой четверти XII века в таком городе, как Переяславль Русский, велось епископское летописание, продолжавшееся до 1175 года, после чего его заменил княжеский летописец, трудившийся до 1228 года или даже несколько больший срок.

Известны также Черниговские летописи, в частности, появившийся в 1140-х годах «Летописец Святослава Ольговича», продолженные при князьях-сыновьях Святослава – Олеге и Игоре.

Велось летописание также и в землях Северо-Восточной Руси. Например, существовали летописные записи в Ростово-Суздальской земле, а его главными центрами были такие города, как Владимир, Суздаль, Ростов и Переяславль.

Во Владимирском княжестве летописи начали создаваться в середине XII века, а уже в 1177 году при Успенском соборе во Владимире был составлен и первый владимирский летописный свод. В 1193, 1212 и 1228 годах здесь появилось сразу несколько великокняжеских сводов. При этом информация в них также сочеталась с известиями из летописей переяславских, то есть Переяславля Русского.

Радзивиловская летопись. Библиотека академии наук в Санкт-Петербурге


Именно во Владимире в XII веке создали и знаменитую Радзивилловскую летопись, известную в двух списках, относящихся к XV веку, включая и Радзивилловский список, страницы которого украшают более чем 600 прекрасных миниатюр.

Беседа Владимира Святославича с греческим философом о христианстве. Радзивилловская летопись, л. 49 об. Библиотека академии наук в Санкт-Петербурге


Среди летописных памятников Владимиро-Суздальской Руси самый известный – это Лаврентьевская летопись, содержащая «Повесть временных лет», и затем продолженная владимиро-суздальскими летописями до 1305 года. Существуют и «Летописец Переяславля Суздальского», относящийся к XV веку, и уже упоминавшаяся Радзивилловская летопись.

В XIII–XV веках в Ростове летописание осуществлялось при епископском дворе. Его фрагменты нашли свое отражение в ряде общерусских сводов XV—XVI веков, и в Ермолинской летописи, относящейся к концу XV века.

Летописание у псковитян возникло позже, чем в других местах, а именно в XIII веке. Сначала его вели при псковском Троицком соборе, причем следил за ним сам посадник. Имелись и местные годные записи, и хронографические материалы. Позднее были созданы летописные своды 1464, 1469, 1481 и кон. 1480-х годов. Самой старшей дошедшей до нас псковской летописью является Псковская вторая летопись, которая была доведена до 1486 года и известна в одном списке, относящемся к середине 1480-х годов. Но и после потери Псковом своей независимости летописание в нем продолжалось. Появился свод 1547 года – Псковская первая летопись. Тот, кто ее составлял, явно сочувствовал Москве и ее государям, но вот их наместникам от него досталось. Ну, это для Руси традиционно: государь хорош, бояре плохие! А вот свод 1567 года Корнилия, игумена Псково-Печерского монастыря, создавшего Псковскую третью летопись, напротив, отражает позицию недовольного Москвой псковского боярства.

В Твери, городе-сопернике Москвы, летописание началось уже в конце XIII века и велось до 1485 года, когда Великое Тверское княжество было присоединено к Русскому государству. Так, тверской летописный текст встречается в составе великокняжеского свода 1305 года, который лежит в основе Лаврентьевской летописи. Ученые также выделяют следующие тверские своды: 1327, 1409 и т.д. Тверские источники имеются в составе и Рогожского летописца, относящегося к первой половине XV века. Тверская летопись (Тверской сборник), в которой содержатся фрагменты тверского летописания конца XIII – конца XV веков, также сохранилась и представлена в списках XVII века.

В Москве, противостоявшей Твери, краткие записи событий велись при митрополичьем дворе. Известна и семейная хроника князей Даниловичей. То есть в Москве имело место и княжеское, и параллельное ему митрополичье летописание. Затем, уже в 1389 году, был подготовлен и «Летописец великий русский», первый именно московский великокняжеский летописный свод, а затем и общерусская Троицкая летопись, излагавшая события в государстве до 1408 года. Причем создавалась она на основе самых разных источников: новгородских, тверских, псковских, смоленских и т.д. То есть летописи других земель свозились в Москву, там прочитывались, сличались, и то общее, что находилось в них по годам, переписывалось уже в летопись московскую, и (это понятно) в соответствующей редакции. Неудивительно поэтому, что Троицкую летопись отличает не только преобладание в ней московских «новостей», но и весьма положительное отношение к московским князьям и митрополитам.

Московский великокняжеский свод 1479 года стал одним из наиболее крупных летописных памятников периода второй половины XV века. Главной его идейной основой было обоснование прав великих князей Московских на власть над Новгородом. Более поздняя его редакция, Московский великокняжеский свод конца XV века, также сохранилась и дошла до наших дней. Есть и Симеоновская летопись, известная по списку XVI века. Так что, когда полуграмотные «журналисты» и того же разряда «историки» пишут о том, что летописи переписывались, чтобы доказать право Романовых на власть, слышали звон, да не знают, где он. Подобная «работа» над летописным материалом проводилась всегда, а отнюдь не с воцарением дома Романовых. Но проводилась в свое время, а не после 1613 года или при Петре Первом, которому и вовсе никому ничего доказывать было не нужно — такой властью он обладал!

Сборник летописный, в двух книгах. ф. 556, № 34. /1/ Оборот листа 41 | Лист 42. Дополнительное собрание библиотеки Троице-Сергиевой лавры


Никоновская летопись была изначально создана митрополитом Даниилом около 1520-х гг. Это масштабная компиляция, составитель которой использовал различные источники: летописные сообщения, повести, тексты житий и т.д. Неудивительно, что эта летопись также считается одним из крупнейших памятников русского летописания XVI века. Но вот что особенно интересно: данный свод на первое место ставит интересы церкви, причем именно нашей, православной! И как же тогда быть с заявлениями некоторых комментаторов на «ВО», что «агенты Ватикана» как следует «прошерстили наши летописи» или «потоптались» на них? Отчего же они не заметили такого важного документа? Плохо, плохо работали у нас агенты Ватикана…

До середины XVI в. и московское летописание также велось непрерывно. Самые известные его памятники этого периода называются Воскресенская летопись и «Летописец начала царства». В основе Воскресенской летописи лежит Московский великокняжеский свод конца XV века, первая редакция которого была начата в 1533 году, а самая последняя, третья, появилась в 1542–1544 гг. В «Летописце начала царства» сообщались сведения 1533–1552 годов, а потом он продолжался до 1556–1560 гг. В 1568—1576 гг. в Александровской слободе по специальному царскому заказу была начата работа над грандиозным Летописным сводом, который впоследствии и попал к патриарху Никону и дал название всей летописи.

Три первых тома свода посвящались событиям всемирной истории, затем семь томов рассказывают о событиях русской истории с 1114 по 1567 годы, а самый последний его том, под названием «Царственная книга», был целиком и полностью посвящен царствованию Ивана Грозного.

В конце XVII века в Чудовом монастыре создается «Патриарший летописный свод» 1652, 1670, 1680 и в двух редакциях 1690 года. Важно отметить, что его составитель пишет в нем о богоизбранности Русского государства и его правителей. Подчеркнем – избранности! И где же тогда умаление России и ее истории?

Иван IV отправляет Осипа Непею в Англию. Миниатюра Никоновской летописи. XVI век. Вологда в минувшем тысячелетии: Очерки истории города. Вологда, 2004. С. 48


В XV—XVI веках краткие летописцы создаются при монастырях: Кирилло-Белозерском, Иосифо-Волоколамском, Троице-Сергиевском, Соловецком, Спасо-Ярославском. Ведется провинциальное летописание и по многим другим городам, например, Вологде, Великом Устюгк, Перми.

В том же XVI веке стали появляться и другие формы исторических сообщений, которые по форме отходят от летописей: «Степенная книга» («Книга степенная царского родословия») и «Казанская история» («История о Казанском царстве», «Казанский летописец»), которые весьма мало походят на летописи, так сказать, в их чистом виде. К их числу можно отнести «Летопись о многих мятежах» и «Новый летописец». В последнем дано описание периода с конца царствования Ивана Грозного до 1630 года, и это очень важный памятник первой трети XVII века. Есть версия, что он был подготовлен в окружении патриарха Филарета с привлечением обширной источниковой базы: официальных грамот и различных документов эпохи Смутного времени, и самых различных летописей.

В Сибири, колонизируемой русским государством, тоже велось свое летописание. Зачинателем его считался митрополит Тобольский Киприан. До нашего времени сохранилось несколько таких сибирских летописей, которые более или менее разнятся своим содержанием одна от другой. Как правило, все они посвящены главным образом походам Ермака и другим историческим фактам «взятия» Сибири.

Миниатюра из Ремезовской летописи, конец XVII века (Ермак и ермаковы струги)


А еще в XIV—XVI веках летописи велись в Великом княжестве Литовском, причем, так как собственно литовской письменности и историографии тогда еще не было, они велись на так называемом западнорусским письменном языке. Центрами летописания были Смоленск и Полоцк. Сохранились три летописных свода, два из которых содержат информацию о великом князе Литовском Витовте и истории Литовского государства от смерти Гедимина до смерти Витовта. Третий свод, «Хроника Быховца», обрывается на 1507 году, но, так как он рассматривает время с 1446 года по 1506 год, он является важным историческим источником. Есть и местные летописания: Баркулабовская летопись, Могилёвская хроника, Витебская летопись и ряд других. Вот, кстати, что вполне можно было бы попытаться подделать «агентам Ватикана», чтобы доказать главенство, так сказать, Литвы над Россией, но не пришло им это в голову. Какие-то глупые они вообще, все эти «агенты». Но заметить это можно только, читая ПСРЛ. А ведь это какой труд-то… Поэтому «специалистам» проще делать свои исторические «открытия», все эти тома просто не читая.

Кстати, есть ведь еще и украинские летописи, которые относятся к XVII—XVIII векам. Их еще часто называют «Казацкими летописями». Это не совсем то, что мы понимаем под погодовыми записями событий, но в них содержатся сведения о Богдане Хмельницком и его современниках.

Есть Львовская летопись середины XVI века и доведенная до 1649 года; «Летопись Самовидца» (1648—1702), первая казацкая летопись, которую отличает большая выразительность и живость изложения, и почти параллельная ей «Летопись гадячского полковника Григория Грабянки» (1648—1709) года; причем в ней автор пишет о казаках, которые, по его мнению, происходят от хазар. Всю эту литературу завершает «История Руссов», автор которой, к сожалению, неизвестен. В ней отражены взгляды украинской интеллигенции XVIII века.

«Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого» (1846). Факсимильная копия. Электронная библиотека RoyalLib.com


Ну а теперь несколько выводов. Общее количество летописей (более 5000 томов) слишком велико для того, чтобы речь могла бы идти хотя бы о какой-то их подделке. К тому же анализ их текста не выявил в них наличия никакого единого алгоритма их исправления, который обязательно должен был бы присутствовать, если бы такая работа осуществлялась целенаправленно.

На деле информация в летописях носит настолько разноплановый характер, в них так много заимствований, что очевиден, скажем так, текущий, то есть из лета в лето, характер их написания. Ни одна из вставок, подчисток и исправлений не унижает национального достоинства россиян и их религии, скорее, напротив, русские и их вера возвеличиваются. Постоянно подчеркивается, что Россия есть третий Рим, четвертому не быти! Забавное «уничижение», не так ли?

Продолжение следует…

nethistory.su

Святополк Владимирович Окаянный - Вики

Святополк Владимирович
Свѧтополкъ Владимировичь

Святополк Владимирович Окаянный. Художник В. Шереметьев. 1867

Княжий знак Святополка
Великий князь Киевский
1015 — 1016
Предшественник Владимир Святославич
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
1018 — 1019
Предшественник Ярослав Владимирович Мудрый
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
князь Туровский
988 — 1016
Предшественник Тур
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
1018 — 1019
Предшественник Ярослав Владимирович Мудрый
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
Рождение ок. 979
Смерть 1019(1019)
Польша или Чехия
Род Рюриковичи
Отец Владимир Святославич (или Ярополк Святославич)
Мать Irina (Princess)[d]
Супруга дочь Болеслава Храброго, имя неизвестно
Вероисповедание язычество, принял христианство

ru.wikiredia.com

Святополк Окаянный, великий князь Киевский

Святополк Владимирович, в крещении Пётр. ( ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019. В древнерусской историографии по прозвищу «Окаянный»

По рассказу «Повести временных лет», рождён  вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский.

Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго. Ян Матейко

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго ( с 1025 король).  Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Источники сообщают, что Святополк был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским), после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу.

Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.
После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

«Убийство Князя Бориса». Современная книжная иллюстрация.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его сводными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт.

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева. Ян Матейко

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава.

Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015-1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе престоле». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

Б. А. Чориков. «Бегство Святополка». XIX в.


Великий князь Святополк сомнительный сын Владимиров или Ярополков ( ? )(история России в гравюрах от Рюрика до Екатерины II)

Сребреник Святополка.

Знак Святополка

Карта. Правление Владимира

Лит.: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
Григорий Тюканов. Сребреник Святополка Окаянного, 1015-1016 гг. www.fotoremeslo.com (20.04.20115).

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

deduhova.ru

Святополк Владимирович Окаянный - это... Что такое Святополк Владимирович Окаянный?

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус. Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, белор. Святапо́лк Уладзімі́равіч, укр. Святопо́лк Володи́мирович, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окая́нный», ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019.

Биография

Происхождение

По рассказу Повести временных лет, рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междуусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н.Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключенного с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остается миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скрепленным браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев

Русь в XI веке

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. Повесть временных лет обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись родными сыновьями убийцы его отца. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба. Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Борьба с Ярославом

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где».

Существует исландская сага «Сага об Эймунде», которая, описывает борьбу между тремя братьями: Бурицлавом, в котором большинство исследователей видят Святополка[1], Ярицлейвом (Ярославом Мудрым)[2] и Вартиславом, которого чаще всего отождествляют с полоцким князем Брячиславом Изяславичем, племянником, а не братом Ярослава и Святополка[3]. Согласно ей после ранения Бурицлав отправляется в «Тюркланд[4]» и возвращается с войском.[5] Так вражда могла продолжаться бесконечно. Потому конунг Эймунд спросил у Ярицлейва: «прикажете ли убить его, или нет?»[6] На что Ярицлейв дал свое согласие:

Не стану я ни побуждать людей к бою с Бурицлавом конунгом, ни винить, если он будет убит.

Получив согласие, Эймунд с сотоварищами отправился навстречу войску Бурицлавом. Устроив засаду на пути следования и дождавшись ночи, Эймунд сорвал шатер княжьей палатки и убил Бурицлава с его охраной. Отрубленную голову он привез Ярицлейву, и спросил, прикажет ли тот похоронить брата достойно. Ярицлейв сказал, что раз они его убили, то им же должно похоронить его. Тогда Эймунд вернулся за телом Бурицлейва, оставленным разошедшимся после его смерти, войском и привез в Киев, где тело вместе с головой похоронили.[7]

Версию «Пряди» об убийстве Бурицлава-Святополка варягами, которых подослал Ярослав, сейчас принимают многие историки, иногда предпочитая её рассказу о смерти Святополка в летописях[8].

Печать Святополка Ярополчича

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее, примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093—1113 гг. — великий князь киевский.

Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу[9]. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от рук варягов — наёмников Ярослава.

Примечания

  1. Сага об Эймунде, прим. 9.
  2. Сага об Эймунде, прим. 10.
  3. Сага об Эймунде, прим. 11.
  4. А. И. Лященко пишет, что „турки — это, по-видимому, торки, куманы“ („бело-куманы“), „то есть половцы — более поздняя замена имени печенегов“. (Сага об Эймунде, прим. 35.)
  5. Eymundar Saga. Эймундова сага / [О. И. Сенковский] // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 2, отд. III. (перевод и исландский текст в нижней части страниц).
  6. Прядь (Сага) об Эймунде
  7. Eymundar Saga. Эймундова сага / [О. И. Сенковский] // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 2, отд. III.
  8. Сага об Эймунде, прим. 39.
  9. И.Н. Данилевский: Ярослав, Святополк и летописец. Из книги: И.Н. Данилевский, Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.) - М.: Аспект-Пресс: 1999.

Литература

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A.B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты X—XI вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  20. Сага об Эймунде (Прядь об Эймунде Хрингссоне) / перевод с древнеисландского Е. А. Рыдзевской // Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.). — М., 1994. (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).
  21. Микола Костомаров. Галерея портретів. ISBN 5-301-01266-5 (укр.)
  22. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. - Минск, Беларусь, 1990.

Ссылки

dic.academic.ru


Смотрите также