Монеты удельного княжества пронского


Монеты княжества рязанского

Русские монеты XIV–XV веков, как в зеркале, отражают политическую историю того времени. Денежная чеканка демонстрировала и вольнолюбивые устремления, и верноподданнические отношения. Монеты этой эпохи можно уподобить своеобразному политическому плакату.

 

Монета с изображением рязанской тамги. Втор. пол. XV. «Князь Велкий Василий»

«Украинами» на Руси называли пограничные, окраинные земли. Эти территории, как правило, граничили с враждебным, кочевым миром. В XIV веке такой «украиной» считалась рязанская земля. Располагалась она к югу от Владимиро-Суздальской державы и обособилась в отдельное княжество еще в XI веке.

На западе границы рязанской земли проходили почти у самой Москвы. По крайней мере, даже в XIV столетии рязанские и московские князья спорили о волости Лопасня, лежавшей по реке Лопасня к югу от Москвы. Рязанским городом считалась и Коломна (в устье Москвы-реки). На востоке рязанские земли заходили за реку Проню. Недалеко от места слияния Прони с Окой стояла столица земли Рязань — крупный по тем временам город с каменными храмами.

В 1236 году хан Батый начал поход на Русь. Разгромив Волж­скую Булгарию, он вторгся в пределы Рязанского княжества, начав, таким образом, завоевание русских земель. Рязань пала после пятидневного героического сопротивления. Трагически описывает летописец судьбу жителей: одних «рассекаху мечи», а других «стрелами стреляху… иныя имающие вязаху».

Рязанская земля, первой принявшая удар, постепенно «обжилась», «пообвыклась» с соседством «злых татаровей». Рязанские князья стали вести протатарскую политическую линию, что дало повод некоторым историкам заклеймить их как предателей. Однако в то время жители разрозненных земель вряд ли осознавали себя единым русским народом, а «власть предержащие» руководствовались не национальными интересами, а средневековыми представлениями о вассальных отношениях. К слову, и Москва нередко выступала союзником Орды.

Джучидская монета. Нач. XIV. Аверс и реверс. Надчеканка рязанской тамги в виде буквы «Г»

Отличительной чертой денежного обращения в Великом княжестве Рязанском являлось широкое употребление золотоордынской монеты, массовое проникновение которой началось в 60-х годах XIV века. Первыми собственно рязанскими деньгами стали джучидские дирхемы, снабженные различными надчеканками букв русского алфавита: «Б — БО — Д» и других. Начало такого надчеканивания приходится на середину 80-х годов XIV века.

Около 1390 года буквенные надчеканки сменяются клеймением в виде особой тамги, или «мордки» — «куньей морды», или «бараньей головы». Эта «эмблема» стала неизменным и обязательным признаком самостоятельного рязанского денежного производства на всем его протяжении. Одновременно с появлением тамги начинается чеканка монет в подражание джучидским дирхемам, которые довольно быстро вытесняют из оборота подлинные ордынские монеты.

Полагают, что сам факт надчеканок, как предвозвестник начала собственного монетного дела в рязанской земле, отражает стремление княжеской власти к экономическому и политическому суверенитету. Использование же при этом золотоордынских денег обусловлено их длительным обращением на территории княжества.

Надчеканка татарских монет, как и изготовление подражаний, началась при князе Олеге Ивановиче (1350–1402). Одна из первых «рязанских» монет выглядела так. На одной стороне надпись арабской вязью: «Дарб Хорезм», на другой — остатки надписи «Султан правосудный Узбек». Внутри помещалась надчеканка рязанской тамги.

Джучидская монета. Нач. XIV. Аверс и реверс. Надчеканка рязанской тамги в виде «мордки»

Такая надчеканка означала зависимое, подчиненное положение. В одной из летописей о помещении тамги одного государства на монету другого повествуется следующим образом. В 1399 году литовский князь Витовт предпринял поход против ордынского правителя Тимур-Кутлука. Стороны обменялись «любезностями». Витовт «восхоте во всеи Орде быти на денгах Ординских знамение Витовтово». Противная сторона дала «симметричный» ответ: «чтобы во всем твоем (Витовта) княжении на твоих денгах Литовских моему ординскому знамени быти».

В княжение Ивана Федоровича (около 1427–1456) вдруг изменяется тип монет. Прекращается изготовление подражаний, и на рязанских денежных знаках впервые появляются надписи на русском языке, содержащие титул, имя и отчество князя.

С предшествующими монетами их связывает только надчеканка рязанской тамги. То, что надчеканку размещали на монетах чисто русского типа, свидетельствует о ее геральдическом характере.

Оформление новых денег было довольно оригинальным. Надпись расположена по внешним сторонам квадратной рамки, середина которой оставалась пустой, поскольку предназначалась для нанесения надчеканки с противоположной стороны монеты. Интересно, что тамга не вырезалась в основном штемпеле, а, как и прежде, надчеканивалась специальным пуансоном.

После смерти князя Ивана Федоровича в 1456 году самостоятельная чеканка монет в Рязанском княжестве фактически прекращается. Свою властную руку здесь, как и в других землях, приложила Москва. Сын Ивана Василий находился под опекой великого князя московского Василия II Темного и был отпущен из Москвы в Рязань только в 1464 году. Известны монеты с надписью на одной стороне «Князь Великий Василий», а на другой — «Деньга рязанская», которые, судя по типу и весу, вероятнее всего, принадлежат чекану Василия II Темного. Лишь единичные монеты с надписью «Князь Василий Иванович» связывают с кратковременным чеканом Василия после его возвращения в Рязань. Фактическая потеря независимости привела к тому, что Рязань прекратила самостоятельную монетную чеканку задолго до окончательного присоединения к Москве в 1520 году.

Рязань. Архангельский собор. Втор. пол. XV–XVII века

Исследование веса ранних рязанских подражаний дирхемам с над чеканками в виде букв и тамги показывает, что они чеканились по весовому образцу монет Золотой Орды, установленному денежной реформой хана Тохтамыша в 1380 году, весом в 1,40–1,42 грамма. Однако уже в начале XV века большинство рязанских монет весит 1,25–1,30 грамма. Уменьшение веса вряд ли явилось следствием монетной реформы. Скорее всего, мы имеем дело с так называемой «порчей» монеты, когда ее вес уменьшался при сохранении номинальной стоимости.

Среди рязанских монет первого десятилетия XV века имеется также группа подражаний дирхемам. Весовая норма этих денег находится в пределах 1,12–1,19 грамма. Датируются они примерно 1408 годом. Полагают, что здесь уже можно говорить о реформе, установившей равенство двух рязанских денег трем московским. Весовая норма монет князя Ивана Федоровича колеблется от 0,92 до 1,04 грамма.

С монетным делом рязанской земли тесно связана чеканка в удельном княжестве Пронском. На одной стороне пронских монет надчеканена тамга, отличающаяся от рязанской тем, что вместо точек внутри ее завитков помещены профильные изображения головы человека. На другой стороне находится характерная Ф-образная тамга, вырезанная в монетном штемпеле, вокруг которой располагается надпись «Печать князя Великого» или «Княжа Ивана».

Весовая норма ранних пронских монет (1,32–1,38 грамма) сов­падает с нормой рязанских монет последнего десятилетия XIV века. В это время пронским князем являлся Иван Владимирович (1372–1430?), он носил титул великого князя, хотя был князем удельным. Что это? Самозванство? Нет. Известно, что в Древней Руси титулатура не была устоявшейся. К тому же, в 1408 году пронский князь Иван на недолгое время занял рязанский княжеский стол. Сам же выпуск пронских монет был кратковременным.

Рязань. Спасский монастырь. Основан в середине XIV века

Многие исследователи пытались найти объяснение своеобраз­ному рязанскому денежному обращению. В чем причина? Только лишь в проордынской ориентации? Выдающийся русский нумизмат А.В. Орешников (материал об этом исследователе опубликован в журнале «Ан¬тик.Инфо», № 32), помимо политической версии, указывал на торговые отношения Рязанского княжества «…с поволжским краем, где, вероятно, более ходили в обращение монеты Золотой Орды, нежели русские». Быть может, и само татарское слово «деньги» вошло в русский язык благодаря посредничеству Рязани. 

В начало раздела "Монеты">>>

goodcoins.su

ПРОНСКОЕ КНЯЖЕСТВО • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 599-600

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. В. Кузьмин

ПРО́НСКОЕ КНЯ́ЖЕСТВО, по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ние в со­ста­ве Ря­зан­ско­го кн-ва (по­след­няя четв. 12 – сер. 13 вв., 1-я пол. – по­след­няя треть 14 в., 1483 – ок. 1503), гос. об­ра­зо­ва­ние в послед­ней тре­ти 14 – сер. 15 вв. Сто­ли­ца – Пронск (ны­не пос. гор. ти­па Ря­зан­ской обл.). Пер­во­на­чаль­но ох­ва­ты­ва­ло во­лос­ти, рас­по­ло­жен­ные в сред­нем те­че­нии р. Ока и ни­зовь­ях её при­то­ков – рек Осётр, Се­вер­ка и Мо­ск­ва, вклю­чая го­ро­да Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский, Рос­ти­славль и Ко­лом­ну. Сев. гра­ни­ца до­хо­ди­ла до р. Нер­ская (ле­вый при­ток р. Мо­ск­ва). Отд. сё­ла и во­лос­ти пра­ви­те­лей П. к. на­хо­ди­лись вбли­зи от Ря­за­ни (ны­не Ря­зань Ста­рая). В со­став П. к. вхо­ди­ли так­же во­лос­ти на юго-за­па­де Ря­зан­ско­го кн-ва, в т. ч. зем­ли в вер­ховь­ях До­на, бас­сей­нах его при­то­ков – Не­пряд­вы и Мок­рой Та­бо­лы, а так­же при­то­ка р. Ока Ме­чи; в вер­ховь­ях До­на был по­стро­ен г. Кир-Ми­хай­лов. Пра­вите­ли П. к. кон­тро­ли­ро­ва­ли стра­те­гич. тор­го­вые пу­ти по ре­кам Ока и Дон. В Верх­нем По­до­нье ря­за­но-прон­ская ко­ло­ни­за­ция столк­ну­лась с чер­ни­гов­ской. В 1300 Ко­лом­на ото­шла к моск. князь­ям, в нач. 14 в. П. к. ут­ра­ти­ло мно­гие сев. и сев.-зап. во­лос­ти, со­хра­нив за со­бой лишь г. Пе­ре­ви­теск на пра­во­бе­ре­жье Оки. В 1-й пол. 14 в. из со­ста­ва П. к. вы­шли Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский и Рос­ти­славль. В кон. 15 в. пра­ви­те­ли П. к. вла­де­ли Прон­ском, Пе­ре­ви­те­ском, Ря­за­нью и 1/3 частью го­рода Пе­ре­яс­лав­ль-Ря­зан­ский.

Воз­ник­ло в ре­зуль­та­те раз­де­ла во­лос­тей ме­ж­ду сы­новь­я­ми ря­зан­ско­го кн. Гле­ба Рос­ти­сла­ви­ча (ум. 30.6.1178), до­ста­лось его млад­шим де­тям – Все­во­ло­ду (ум. 1207) и Свя­то­сла­ву (ум. по­сле 1208) Гле­бо­ви­чам, за­тем их пле­мян­ни­кам и сы­новь­ям. В сер. 13 в. вер­ну­лось в со­став Ря­зан­ско­го кн-ва. В прав­ле­ние кн. Яро­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча (1294–99) Пронск яв­лял­ся сто­ли­цей все­го Ря­зан­ско­го кн-ва. В 1-й пол. 14 в. П. к. вновь обо­со­би­лось под вла­стью его вну­ка Алек­сан­д­ра Ми­хай­ло­ви­ча (ум. 1340), ко­то­ро­му на­сле­до­вал сын Яро­слав-Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич (ум. 1344), по­лу­чив­ший в 1342 яр­лык на всё Ря­зан­ское кн-во. По­сле его смер­ти П. к. удер­жал за со­бой его сын кн. Вла­ди­мир (не по­зд­нее 1365 – не позд­нее 1.3.1373), за­тем там пра­ви­ли Да­ни­ил Вла­ди­ми­ро­вич (не по­зд­нее 1.3.1373 – не ра­нее 1380), Иван Вла­ди­ми­ро­вич (ме­ж­ду 1380 и 1407 – ок. 1430; от не­го про­ис­хо­дил угас­ший в кон. 17 в. род кня­зей Прон­ских) и Фёдор Ива­но­вич (ок. 1430 – ме­ж­ду 1447 и 1456). С 1370-х гг. пра­ви­те­ли П. к. ти­ту­ло­ва­лись «ве­ли­ки­ми князь­я­ми» в до­ку­мен­тах и на­ча­ли че­кан­ку собств. де­нег (во 2-й пол. 1380-х гг. ано­ним­ные над­че­ка­ны на джу­чид­ских мо­не­тах с Ф-об­раз­ной прон­ской там­гой, за­тем мо­не­ты с ве­со­вой нор­мой 1,32–1,38 г, с кру­го­вы­ми над­пи­ся­ми – «пе­чать кня­зя», «пе­чать кня­зя ве­лик» и «кня­жа Ива­на»). Вла­ди­мир Яро­сла­вич (Дмит­рие­вич) и Иван Вла­ди­ми­ро­вич не­про­дол­жит. вре­мя за­ни­ма­ли ря­зан­ский стол (в дек. 1371 – нач. 1372; 1408). Со смер­тью вел. кн. прон­ско­го Фё­до­ра Ива­но­ви­ча не­за­ви­си­мость П. к. ли­к­ви­ди­ро­ва­на, тер­ри­то­рия вер­ну­лась в со­став Ря­зан­ско­го вел. кн-ва, кн. Юрий Фё­до­ро­вич бе­жал в Вел. кн-во Ли­тов­ское.

В 1483 П. к. бы­ло вы­де­ле­но кн. Фё­до­ру Ва­силь­е­ви­чу Трет­но­му, ко­то­рый пе­ред смер­тью ок. 1503 за­ве­щал его сво­ему дя­де по ма­те­ри – вел. кн. мо­с­ков­ско­му Ива­ну III Ва­силь­е­ви­чу, в ре­зуль­та­те че­го П. к. во­шло в со­став Рус. гос-ва.

bigenc.ru

Монеты княжества рязанского .: vladimirkrym — LiveJournal

Русские монеты XIV–XV веков, как в зеркале, отражают политическую историю того времени. Денежная чеканка демонстрировала и вольнолюбивые устремления, и верноподданнические отношения. Монеты этой эпохи можно уподобить своеобразному политическому плакату.

«Украинами» на Руси называли пограничные, окраинные земли. Эти территории, как правило, граничили с враждебным, кочевым миром. В XIV веке такой «украиной» считалась рязанская земля. Располагалась она к югу от Владимиро-Суздальской державы и обособилась в отдельное княжество еще в XI веке.

На западе границы рязанской земли проходили почти у самой Москвы. По крайней мере, даже в XIV столетии рязанские и московские князья спорили о волости Лопасня, лежавшей по реке Лопасня к югу от Москвы. Рязанским городом считалась и Коломна (в устье Москвы-реки). На востоке рязанские земли заходили за реку Проню. Недалеко от места слияния Прони с Окой стояла столица земли Рязань — крупный по тем временам город с каменными храмами.

В 1236 году хан Батый начал поход на Русь. Разгромив Волж­скую Булгарию, он вторгся в пределы Рязанского княжества, начав, таким образом, завоевание русских земель. Рязань пала после пятидневного героического сопротивления. Трагически описывает летописец судьбу жителей: одних «рассекаху мечи», а других «стрелами стреляху… иныя имающие вязаху».

Рязанская земля, первой принявшая удар, постепенно «обжилась», «пообвыклась» с соседством «злых татаровей». Рязанские князья стали вести протатарскую политическую линию, что дало повод некоторым историкам заклеймить их как предателей. Однако в то время жители разрозненных земель вряд ли осознавали себя единым русским народом, а «власть предержащие» руководствовались не национальными интересами, а средневековыми представлениями о вассальных отношениях. К слову, и Москва нередко выступала союзником Орды.

Отличительной чертой денежного обращения в Великом княжестве Рязанском являлось широкое употребление золотоордынской монеты, массовое проникновение которой началось в 60-х годах XIV века. Первыми собственно рязанскими деньгами стали джучидские дирхемы, снабженные различными надчеканками букв русского алфавита: «Б — БО — Д» и других. Начало такого надчеканивания приходится на середину 80-х годов XIV века.

Около 1390 года буквенные надчеканки сменяются клеймением в виде особой тамги, или «мордки» — «куньей морды», или «бараньей головы». Эта «эмблема» стала неизменным и обязательным признаком самостоятельного рязанского денежного производства на всем его протяжении. Одновременно с появлением тамги начинается чеканка монет в подражание джучидским дирхемам, которые довольно быстро вытесняют из оборота подлинные ордынские монеты.

Полагают, что сам факт надчеканок, как предвозвестник начала собственного монетного дела в рязанской земле, отражает стремление княжеской власти к экономическому и политическому суверенитету. Использование же при этом золотоордынских денег обусловлено их длительным обращением на территории княжества.

Надчеканка татарских монет, как и изготовление подражаний, началась при князе Олеге Ивановиче (1350–1402). Одна из первых «рязанских» монет выглядела так. На одной стороне надпись арабской вязью: «Дарб Хорезм», на другой — остатки надписи «Султан правосудный Узбек». Внутри помещалась надчеканка рязанской тамги.

Такая надчеканка означала зависимое, подчиненное положение. В одной из летописей о помещении тамги одного государства на монету другого повествуется следующим образом. В 1399 году литовский князь Витовт предпринял поход против ордынского правителя Тимур-Кутлука. Стороны обменялись «любезностями». Витовт «восхоте во всеи Орде быти на денгах Ординских знамение Витовтово». Противная сторона дала «симметричный» ответ: «чтобы во всем твоем (Витовта) княжении на твоих денгах Литовских моему ординскому знамени быти».

В княжение Ивана Федоровича (около 1427–1456) вдруг изменяется тип монет. Прекращается изготовление подражаний, и на рязанских денежных знаках впервые появляются надписи на русском языке, содержащие титул, имя и отчество князя.

С предшествующими монетами их связывает только надчеканка рязанской тамги. То, что надчеканку размещали на монетах чисто русского типа, свидетельствует о ее геральдическом характере.

Оформление новых денег было довольно оригинальным. Надпись расположена по внешним сторонам квадратной рамки, середина которой оставалась пустой, поскольку предназначалась для нанесения надчеканки с противоположной стороны монеты. Интересно, что тамга не вырезалась в основном штемпеле, а, как и прежде, надчеканивалась специальным пуансоном.

После смерти князя Ивана Федоровича в 1456 году самостоятельная чеканка монет в Рязанском княжестве фактически прекращается. Свою властную руку здесь, как и в других землях, приложила Москва. Сын Ивана Василий находился под опекой великого князя московского Василия II Темного и был отпущен из Москвы в Рязань только в 1464 году. Известны монеты с надписью на одной стороне «Князь Великий Василий», а на другой — «Деньга рязанская», которые, судя по типу и весу, вероятнее всего, принадлежат чекану Василия II Темного. Лишь единичные монеты с надписью «Князь Василий Иванович» связывают с кратковременным чеканом Василия после его возвращения в Рязань. Фактическая потеря независимости привела к тому, что Рязань прекратила самостоятельную монетную чеканку задолго до окончательного присоединения к Москве в 1520 году.

Исследование веса ранних рязанских подражаний дирхемам с над чеканками в виде букв и тамги показывает, что они чеканились по весовому образцу монет Золотой Орды, установленному денежной реформой хана Тохтамыша в 1380 году, весом в 1,40–1,42 грамма. Однако уже в начале XV века большинство рязанских монет весит 1,25–1,30 грамма. Уменьшение веса вряд ли явилось следствием монетной реформы. Скорее всего, мы имеем дело с так называемой «порчей» монеты, когда ее вес уменьшался при сохранении номинальной стоимости.

Среди рязанских монет первого десятилетия XV века имеется также группа подражаний дирхемам. Весовая норма этих денег находится в пределах 1,12–1,19 грамма. Датируются они примерно 1408 годом. Полагают, что здесь уже можно говорить о реформе, установившей равенство двух рязанских денег трем московским. Весовая норма монет князя Ивана Федоровича колеблется от 0,92 до 1,04 грамма.

С монетным делом рязанской земли тесно связана чеканка в удельном княжестве Пронском. На одной стороне пронских монет надчеканена тамга, отличающаяся от рязанской тем, что вместо точек внутри ее завитков помещены профильные изображения головы человека. На другой стороне находится характерная Ф-образная тамга, вырезанная в монетном штемпеле, вокруг которой располагается надпись «Печать князя Великого» или «Княжа Ивана».

Весовая норма ранних пронских монет (1,32–1,38 грамма) сов­падает с нормой рязанских монет последнего десятилетия XIV века. В это время пронским князем являлся Иван Владимирович (1372–1430?), он носил титул великого князя, хотя был князем удельным. Что это? Самозванство? Нет. Известно, что в Древней Руси титулатура не была устоявшейся. К тому же, в 1408 году пронский князь Иван на недолгое время занял рязанский княжеский стол. Сам же выпуск пронских монет был кратковременным.

Многие исследователи пытались найти объяснение своеобраз­ному рязанскому денежному обращению. В чем причина? Только лишь в проордынской ориентации? Выдающийся русский нумизмат А.В. Орешников (материал об этом исследователе опубликован в журнале «Ан¬тик.Инфо», № 32), помимо политической версии, указывал на торговые отношения Рязанского княжества «…с поволжским краем, где, вероятно, более ходили в обращение монеты Золотой Орды, нежели русские». Быть может, и само татарское слово «деньги» вошло в русский язык благодаря посредничеству Рязани.

vladimirkrym.livejournal.com

ПРОНСКОЕ КНЯЖЕСТВО — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПРОНСКОЕ КНЯЖЕСТВО - политическое образование в составе Рязанского княжества, государственное образование в последней трети XIV - середина XV века. 

Сто­ли­ца - Пронск (ны­не посёлок городского ти­па Ря­зан­ской области). Пер­во­на­чаль­но ох­ва­ты­ва­ло во­лос­ти, рас­по­ло­жен­ные в сред­нем те­че­нии реки Ока и ни­зовь­ях её при­то­ков - рек Осётр, Се­вер­ка и Мо­ск­ва, вклю­чая го­ро­да Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский, Рос­ти­славль и Ко­лом­ну. Северная гра­ни­ца до­хо­ди­ла до реки Нер­ская (ле­вый при­ток реки Мо­ск­ва). Отдельные сё­ла и во­лос­ти пра­ви­те­лей Пронского княжества на­хо­ди­лись вбли­зи от Ря­за­ни (ны­не Ря­зань Ста­рая). В со­став Пронского княжества вхо­ди­ли так­же во­лос­ти на юго-за­па­де Ря­зан­ско­го княжества, в том числе зем­ли в вер­ховь­ях До­на, бас­сей­нах его при­то­ков - Не­пряд­вы и Мок­рой Та­бо­лы, а так­же при­то­ка реки Ока Ме­чи; в вер­ховь­ях До­на был по­стро­ен город Кир-Ми­хай­лов. Пра­вите­ли Пронского княжествао кон­тро­ли­ро­ва­ли стра­те­гические тор­го­вые пу­ти по ре­кам Ока и Дон. В Верх­нем По­до­нье ря­за­но-прон­ская ко­ло­ни­за­ция столк­ну­лась с чер­ни­гов­ской. В 1300 году Ко­лом­на ото­шла к московским князь­ям, в начале XIV века. Пронское княжество ут­ра­ти­ло мно­гие северные и северо-западные во­лос­ти, со­хра­нив за со­бой лишь город Пе­ре­ви­теск на пра­во­бе­ре­жье Оки. В первой половине XIV века из со­ста­ва Пронского княжества вы­шли Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский и Рос­ти­славль. В конце XV века пра­ви­те­ли Пронского княжества вла­де­ли Прон­ском, Пе­ре­ви­те­ском, Ря­за­нью и 1/3частью го­рода Пе­ре­яс­лав­ль-Ря­зан­ский.

Воз­ник­ло в ре­зуль­та­те раз­де­ла во­лос­тей ме­ж­ду сы­новь­я­ми ря­зан­ско­го князя Гле­ба Рос­ти­сла­ви­ча (умер 30 июня 1178 года), до­ста­лось его млад­шим де­тям - Все­во­ло­ду (умер в 1207 году) и Свя­то­сла­ву (умер по­сле 1208 года) Гле­бо­ви­чам, за­тем их пле­мян­ни­кам и сы­новь­ям. В середине XIII века вер­ну­лось в со­став Ря­зан­ско­го княжества. В прав­ле­ние князя Яро­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча (1294-1299 годы) Пронск яв­лял­ся сто­ли­цей все­го Ря­зан­ско­го княжества. В первой половине XIV века Пронское княжество вновь обо­со­би­лось под вла­стью его вну­ка Алек­сан­д­ра Ми­хай­ло­ви­ча (умер в 1340 году), ко­то­ро­му на­сле­до­вал сын Яро­слав-Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич (умер в 1344 году), по­лу­чив­ший в 1342 году яр­лык на всё Ря­зан­ское княжество. По­сле его смер­ти Пронское княжество удер­жал за со­бой его сын князь Вла­ди­мир (не по­зд­нее 1365 года - не позд­нее 1 марта 1373 года), за­тем там пра­ви­ли Да­ни­ил Вла­ди­ми­ро­вич (не по­зд­нее 1 марта 1373 года - не ра­нее 1380 года), Иван Вла­ди­ми­ро­вич (ме­ж­ду 1380 и 1407 годами - около 1430 года; от не­го про­ис­хо­дил угас­ший в конце XVII века род кня­зей Прон­ских) и Фё­дор Ива­но­вич (около 1430 года - ме­ж­ду 1447 и 1456 годами). С 1370-х годов пра­ви­те­ли Пронского княжества ти­ту­ло­ва­лись «ве­ли­ки­ми князь­я­ми» в до­ку­мен­тах и на­ча­ли че­кан­ку собственных де­нег (во второй половине 1380-х годов ано­ним­ные над­че­ка­ны на джу­чид­ских мо­не­тах с Ф-об­раз­ной прон­ской там­гой, за­тем мо­не­ты с ве­со­вой нор­мой 1,32-1,38 г, с кру­го­вы­ми над­пи­ся­ми - «пе­чать кня­зя», «пе­чать кня­зя ве­лик» и «кня­жа Ива­на»). Вла­ди­мир Яро­сла­вич (Дмит­рие­вич) и Иван Вла­ди­ми­ро­вич не­про­дол­жит. вре­мя за­ни­ма­ли ря­зан­ский стол (в декабре 1371 - начале 1372 годов; 1408 год). Со смер­тью великого князя прон­ско­го Фё­до­ра Ива­но­ви­ча не­за­ви­си­мость Пронского княжества ли­к­ви­ди­ро­ва­на, тер­ри­то­рия вер­ну­лась в со­став Ря­зан­ско­го великого княжества, книзь Юрий Фё­до­ро­вич бе­жал в Великое княжество Ли­тов­ское.

В 1483 году Пронское княжество бы­ло вы­де­ле­но князю Фё­до­ру Ва­силь­е­ви­чу Трет­но­му, ко­то­рый пе­ред смер­тью около 1503 году за­ве­щал его сво­ему дя­де по ма­те­ри - великому князю мо­с­ков­ско­му Ива­ну III Ва­силь­е­ви­чу, в ре­зуль­та­те че­го Пронское княжество во­шло в со­став Русского государства.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Эк­зем­п­ляр­ский А.В. Ве­ли­кие и удель­ные кня­зья Се­вер­ной Ру­си в та­тар­ский пе­ри­од, с 1238 по 1505 г. СПб., 1891. Т. 2
  • Кузь­мин А.Г. Ря­зан­ское ле­то­пи­са­ние. М., 1965
  • Шо­рин П.А. Мо­не­ты Прон­ско­го удель­но­го кня­же­ст­ва // Вест­ник Мо­сков­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер. 6. Ис­то­рия. 1970. № 6

w.histrf.ru

Монеты удельных княжеств

Что нам известно об удельных монетах Руси?

В Киевской Руси долгое время хождение имели чужие монеты, особенно распространены были дирхемы. Это объясняется отсутствием достаточной добычи металлов, поэтому на ряду с дирхемами, в ходу были гривны в виде слитков и брусков, полтины и меховые аналоги денег, от которых пошли куны.

Позднее, в 14 веке, после дробления и развала Древнерусского государства на княжества, появляются монеты, которые в последствии назовут удельными. Княжества были самостоятельными, не имея центральной власти, они могли выпускать любые деньги. На удельных монетах отсутствовал год чеканки, а изображения были самые разные и часто сумбурные. Вообще же в нумизматике той поры хаоса и неопределенности было слишком много, что часто вызывает споры. В них включаются, как историки, так и нумизматы, ищущие подлоги и подделки в каждом предлагаемом образце.

Летописи слабо отображают монетное дело того времени, но историками принято считать местами начала чеканки удельных монет Суздальско-Нижегородское и Московское княжества. В первом правил Дмитрий Константинович (1365-1383), а во втором правителем был Дмитрий Иванович (1362-1389). Выпуск монет шел полным ходом в Москве, Пскове, Твери, Рязани, Нижнем и Великом Новгороде, Ростове и в более мелких городах. Их правители были менее богаты и известны, чем названные выше, например как серпуховские, галицкие, коломенские, дмитровские, боровские и кашинские князья.

Семен Владимирович (1417-1426) князь Серпуховской

Главными и неизменными признаками удельных монет Руси являются имя князя, принявшего решение чеканить монету или название города-государства, где она изготовлена. В остальном полет фантазии давал разные результаты. Гербы, украшения и символы могли быть теми, которые нравились правителю или нужны были по политическим или иным мотивам. Эти деньги выпускались вручную, поэтому зачастую имели непрочеканы или сильные смещения изображения от центра монеты, на них часто можно найти арабские надписи и имена татарских правителей. Это объяснимо серьезной зависимостью Руси от Орды, которая не была преодолена окончательно в конце 14 – первой половине 15 веков.

Олег Иванович (1350-1402) князь Рязанский

Выпущенная около 1380 г. деньга служит наглядным примером восточных веяний в русской нумизматике. Этот год был временем поддержки рязанским правителем татар и арабская вязь на монете не кажется чем-то удивительным. Позднее территория страны постепенно освобождалась от татарской зависимости. В этот период восточная вязь и имена татар вроде Тохтамыша исчезают с монет навсегда. Часто на монетах того времени встречаются кентавры, драконы, соколиная охота или бой на кинжалах. Московский дом князей чеканил деньги с барсом, петухом или всадником, ставшим в последствии гербом Московского княжества.

Василий Дмитриевич I (1389-1425) князь Московский

Лучшее качество отмечено у удельных монет, отчеканенных в Новгороде Великом с 1420 г. На них изображались два человека, один из них вооружен и горд (возможно князь), второй же о чем-то просит (возможно крестьянин). Также по качеству чеканки высоко ценят деньги Пскова, которые начали выпускать в 1425 г. На них изображался местный героический князь Довмонт.

Денга Псков

 

Денга Великий Новгород

Чаще всего материалом выпуска служило серебро, которое впоследствии начали разбавлять медью. По этой причине проходили бунты людей возмущенных таким жульничеством. Намного реже княжеские удельные монеты выпускали из чистой меди или золота. Золотые монетки чаще выдавались воинам как знаки отличия, вроде медалей. Однако известен уникальный случай выпуска при Иване 3 золотой монеты по европейскому образцу. Такой уникальный денежный знак называется угорский золотой дукат и является редчайшим экспонатом.

Ранее выпускавшиеся при Владимире Великом гривны были примитивными подражаниями византийским монетам. При этом вызывает улыбку пририсовка к поясному портрету князя маленьких ножек. Делалось это для того, чтобы подчиненные не роптали по поводу того, что половину образа князя отрезали. Для византийцев практика поясных портретов была обычным делом, для русичей же это было недопустимой крамолой.

Также менее известной монетой времен царя Ивана 3 можно назвать корабельник, красивую золотую монету, обладающую огромной редкостью в наши дни.

С 70-ых годов 15 века по 20-ые годы следующего за ним столетия проходит неотвратимый процесс объединения русских земель под единым московским началом. Это вносит весомые коррективы в процесс чеканки монет. Разнообразие денег более раннего периода уступает унификации московского чеканного серебра. Окончательная реформа была проведена боярским советом при правительнице Елены Глинской в 30-ых годах 16-го века. Единая серебряная монета стала ходить по всей территории Московии на протяжении 170 лет.

Для тех кто ищет помощь в определении таких монет, отлично подойдет сайт http://www.udely.ru

mycoins.info

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НУМИЗМАТА » МОНЕТЫ КНЯЖЕСТВА РЯЗАНСКОГО

Автор: admin, 07 Ноя 2016


МОНЕТЫ КНЯЖЕСТВА РЯЗАНСКОГО

Русские монеты XIV–XV веков, как в зеркале, отражают политическую историю того времени. Денежная чеканка демонстрировала и вольнолюбивые устремления, и верноподданнические отношения. Монеты этой эпохи можно уподобить своеобразному политическому плакату.

«Украинами» на Руси называли пограничные, окраинные земли. Эти территории, как правило, граничили с враждебным, кочевым миром. В XIV веке такой «украиной» считалась рязанская земля. Располагалась она к югу от Владимиро-Суздальской державы и обособилась в отдельное княжество еще в XI веке.

На западе границы рязанской земли проходили почти у самой Москвы. По крайней мере, даже в XIV столетии рязанские и московские князья спорили о волости Лопасня, лежавшей по реке Лопасня к югу от Москвы. Рязанским городом считалась и Коломна (в устье Москвы-реки). На востоке рязанские земли заходили за реку Проню. Недалеко от места слияния Прони с Окой стояла столица земли Рязань — крупный по тем временам город с каменными храмами.

В 1236 году хан Батый начал поход на Русь. Разгромив Волжскую Булгарию, он вторгся в пределы Рязанского княжества, начав, таким образом, завоевание русских земель. Рязань пала после пятидневного героического сопротивления. Трагически описывает летописец судьбу жителей: одних «рассекаху мечи», а других «стрелами стреляху… иныя имающие вязаху».

Рязанская земля, первой принявшая удар, постепенно «обжилась», «пообвыклась» с соседством «злых татаровей». Рязанские князья стали вести протатарскую политическую линию, что дало повод некоторым историкам заклеймить их как предателей. Однако в то время жители разрозненных земель вряд ли осознавали себя единым русским народом, а «власть предержащие» руководствовались не национальными интересами, а средневековыми представлениями о вассальных отношениях. К слову, и Москва нередко выступала союзником Орды.

Отличительной чертой денежного обращения в Великом княжестве Рязанском являлось широкое употребление золотоордынской монеты, массовое проникновение которой началось в 60-х годах XIV века. Первыми собственно рязанскими деньгами стали джучидские дирхемы, снабженные различными надчеканками букв русского алфавита: «Б — БО — Д» и других. Начало такого надчеканивания приходится на середину 80-х годов XIV века.

Около 1390 года буквенные надчеканки сменяются клеймением в виде особой тамги, или «мордки» — «куньей морды», или «бараньей головы». Эта «эмблема» стала неизменным и обязательным признаком самостоятельного рязанского денежного производства на всем его протяжении. Одновременно с появлением тамги начинается чеканка монет в подражание джучидским дирхемам, которые довольно быстро вытесняют из оборота подлинные ордынские монеты.

Полагают, что сам факт надчеканок, как предвозвестник начала собственного монетного дела в рязанской земле, отражает стремление княжеской власти к экономическому и политическому суверенитету. Использование же при этом золотоордынских денег обусловлено их длительным обращением на территории княжества.

Надчеканка татарских монет, как и изготовление подражаний, началась при князе Олеге Ивановиче (1350–1402). Одна из первых «рязанских» монет выглядела так. На одной стороне надпись арабской вязью: «Дарб Хорезм», на другой — остатки надписи «Султан правосудный Узбек». Внутри помещалась надчеканка рязанской тамги.

Такая надчеканка означала зависимое, подчиненное положение. В одной из летописей о помещении тамги одного государства на монету другого повествуется следующим образом. В 1399 году литовский князь Витовт предпринял поход против ордынского правителя Тимур-Кутлука. Стороны обменялись «любезностями». Витовт «восхоте во всеи Орде быти на денгах Ординских знамение Витовтово». Противная сторона дала «симметричный» ответ: «чтобы во всем твоем (Витовта) княжении на твоих денгах Литовских моему ординскому знамени быти».

В княжение Ивана Федоровича (около 1427–1456) вдруг изменяется тип монет. Прекращается изготовление подражаний, и на рязанских денежных знаках впервые появляются надписи на русском языке, содержащие титул, имя и отчество князя.

С предшествующими монетами их связывает только надчеканка рязанской тамги. То, что надчеканку размещали на монетах чисто русского типа, свидетельствует о ее геральдическом характере.

Оформление новых денег было довольно оригинальным. Надпись расположена по внешним сторонам квадратной рамки, середина которой оставалась пустой, поскольку предназначалась для нанесения надчеканки с противоположной стороны монеты. Интересно, что тамга не вырезалась в основном штемпеле, а, как и прежде, надчеканивалась специальным пуансоном.

После смерти князя Ивана Федоровича в 1456 году самостоятельная чеканка монет в Рязанском княжестве фактически прекращается. Свою властную руку здесь, как и в других землях, приложила Москва. Сын Ивана Василий находился под опекой великого князя московского Василия II Темного и был отпущен из Москвы в Рязань только в 1464 году. Известны монеты с надписью на одной стороне «Князь Великий Василий», а на другой — «Деньга рязанская», которые, судя по типу и весу, вероятнее всего, принадлежат чекану Василия II Темного. Лишь единичные монеты с надписью «Князь Василий Иванович» связывают с кратковременным чеканом Василия после его возвращения в Рязань. Фактическая потеря независимости привела к тому, что Рязань прекратила самостоятельную монетную чеканку задолго до окончательного присоединения к Москве в 1520 году.

Исследование веса ранних рязанских подражаний дирхемам с над чеканками в виде букв и тамги показывает, что они чеканились по весовому образцу монет Золотой Орды, установленному денежной реформой хана Тохтамыша в 1380 году, весом в 1,40–1,42 грамма. Однако уже в начале XV века большинство рязанских монет весит 1,25–1,30 грамма. Уменьшение веса вряд ли явилось следствием монетной реформы. Скорее всего, мы имеем дело с так называемой «порчей» монеты, когда ее вес уменьшался при сохранении номинальной стоимости. интернет-магазин металлоискателей и комплектующих

Среди рязанских монет первого десятилетия XV века имеется также группа подражаний дирхемам. Весовая норма этих денег находится в пределах 1,12–1,19 грамма. Датируются они примерно 1408 годом. Полагают, что здесь уже можно говорить о реформе, установившей равенство двух рязанских денег трем московским. Весовая норма монет князя Ивана Федоровича колеблется от 0,92 до 1,04 грамма.

С монетным делом рязанской земли тесно связана чеканка в удельном княжестве Пронском. На одной стороне пронских монет надчеканена тамга, отличающаяся от рязанской тем, что вместо точек внутри ее завитков помещены профильные изображения головы человека. На другой стороне находится характерная Ф-образная тамга, вырезанная в монетном штемпеле, вокруг которой располагается надпись «Печать князя Великого» или «Княжа Ивана».

Весовая норма ранних пронских монет (1,32–1,38 грамма) совпадает с нормой рязанских монет последнего десятилетия XIV века. В это время пронским князем являлся Иван Владимирович (1372–1430?), он носил титул великого князя, хотя был князем удельным. Что это? Самозванство? Нет. Известно, что в Древней Руси титулатура не была устоявшейся. К тому же, в 1408 году пронский князь Иван на недолгое время занял рязанский княжеский стол. Сам же выпуск пронских монет был кратковременным.

Многие исследователи пытались найти объяснение своеобразному рязанскому денежному обращению. В чем причина? Только лишь в проордынской ориентации? Выдающийся русский нумизмат А.В. Орешников (материал об этом исследователе опубликован в журнале «Ан¬тик.Инфо», № 32), помимо политической версии, указывал на торговые отношения Рязанского княжества «…с поволжским краем, где, вероятно, более ходили в обращение монеты Золотой Орды, нежели русские». Быть может, и само татарское слово «деньги» вошло в русский язык благодаря посредничеству Рязани.

Рубрики: Справочник, НУМИЗМАТИКА

allcoins.msk.ru

ПРОНСКОЕ КНЯЖЕСТВО • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 599-600

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. В. Кузьмин

ПРО́НСКОЕ КНЯ́ЖЕСТВО, по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ние в со­ста­ве Ря­зан­ско­го кн-ва (по­след­няя четв. 12 – сер. 13 вв., 1-я пол. – по­след­няя треть 14 в., 1483 – ок. 1503), гос. об­ра­зо­ва­ние в послед­ней тре­ти 14 – сер. 15 вв. Сто­ли­ца – Пронск (ны­не пос. гор. ти­па Ря­зан­ской обл.). Пер­во­на­чаль­но ох­ва­ты­ва­ло во­лос­ти, рас­по­ло­жен­ные в сред­нем те­че­нии р. Ока и ни­зовь­ях её при­то­ков – рек Осётр, Се­вер­ка и Мо­ск­ва, вклю­чая го­ро­да Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский, Рос­ти­славль и Ко­лом­ну. Сев. гра­ни­ца до­хо­ди­ла до р. Нер­ская (ле­вый при­ток р. Мо­ск­ва). Отд. сё­ла и во­лос­ти пра­ви­те­лей П. к. на­хо­ди­лись вбли­зи от Ря­за­ни (ны­не Ря­зань Ста­рая). В со­став П. к. вхо­ди­ли так­же во­лос­ти на юго-за­па­де Ря­зан­ско­го кн-ва, в т. ч. зем­ли в вер­ховь­ях До­на, бас­сей­нах его при­то­ков – Не­пряд­вы и Мок­рой Та­бо­лы, а так­же при­то­ка р. Ока Ме­чи; в вер­ховь­ях До­на был по­стро­ен г. Кир-Ми­хай­лов. Пра­вите­ли П. к. кон­тро­ли­ро­ва­ли стра­те­гич. тор­го­вые пу­ти по ре­кам Ока и Дон. В Верх­нем По­до­нье ря­за­но-прон­ская ко­ло­ни­за­ция столк­ну­лась с чер­ни­гов­ской. В 1300 Ко­лом­на ото­шла к моск. князь­ям, в нач. 14 в. П. к. ут­ра­ти­ло мно­гие сев. и сев.-зап. во­лос­ти, со­хра­нив за со­бой лишь г. Пе­ре­ви­теск на пра­во­бе­ре­жье Оки. В 1-й пол. 14 в. из со­ста­ва П. к. вы­шли Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский и Рос­ти­славль. В кон. 15 в. пра­ви­те­ли П. к. вла­де­ли Прон­ском, Пе­ре­ви­те­ском, Ря­за­нью и 1/3 частью го­рода Пе­ре­яс­лав­ль-Ря­зан­ский.

Воз­ник­ло в ре­зуль­та­те раз­де­ла во­лос­тей ме­ж­ду сы­новь­я­ми ря­зан­ско­го кн. Гле­ба Рос­ти­сла­ви­ча (ум. 30.6.1178), до­ста­лось его млад­шим де­тям – Все­во­ло­ду (ум. 1207) и Свя­то­сла­ву (ум. по­сле 1208) Гле­бо­ви­чам, за­тем их пле­мян­ни­кам и сы­новь­ям. В сер. 13 в. вер­ну­лось в со­став Ря­зан­ско­го кн-ва. В прав­ле­ние кн. Яро­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча (1294–99) Пронск яв­лял­ся сто­ли­цей все­го Ря­зан­ско­го кн-ва. В 1-й пол. 14 в. П. к. вновь обо­со­би­лось под вла­стью его вну­ка Алек­сан­д­ра Ми­хай­ло­ви­ча (ум. 1340), ко­то­ро­му на­сле­до­вал сын Яро­слав-Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич (ум. 1344), по­лу­чив­ший в 1342 яр­лык на всё Ря­зан­ское кн-во. По­сле его смер­ти П. к. удер­жал за со­бой его сын кн. Вла­ди­мир (не по­зд­нее 1365 – не позд­нее 1.3.1373), за­тем там пра­ви­ли Да­ни­ил Вла­ди­ми­ро­вич (не по­зд­нее 1.3.1373 – не ра­нее 1380), Иван Вла­ди­ми­ро­вич (ме­ж­ду 1380 и 1407 – ок. 1430; от не­го про­ис­хо­дил угас­ший в кон. 17 в. род кня­зей Прон­ских) и Фёдор Ива­но­вич (ок. 1430 – ме­ж­ду 1447 и 1456). С 1370-х гг. пра­ви­те­ли П. к. ти­ту­ло­ва­лись «ве­ли­ки­ми князь­я­ми» в до­ку­мен­тах и на­ча­ли че­кан­ку собств. де­нег (во 2-й пол. 1380-х гг. ано­ним­ные над­че­ка­ны на джу­чид­ских мо­не­тах с Ф-об­раз­ной прон­ской там­гой, за­тем мо­не­ты с ве­со­вой нор­мой 1,32–1,38 г, с кру­го­вы­ми над­пи­ся­ми – «пе­чать кня­зя», «пе­чать кня­зя ве­лик» и «кня­жа Ива­на»). Вла­ди­мир Яро­сла­вич (Дмит­рие­вич) и Иван Вла­ди­ми­ро­вич не­про­дол­жит. вре­мя за­ни­ма­ли ря­зан­ский стол (в дек. 1371 – нач. 1372; 1408). Со смер­тью вел. кн. прон­ско­го Фё­до­ра Ива­но­ви­ча не­за­ви­си­мость П. к. ли­к­ви­ди­ро­ва­на, тер­ри­то­рия вер­ну­лась в со­став Ря­зан­ско­го вел. кн-ва, кн. Юрий Фё­до­ро­вич бе­жал в Вел. кн-во Ли­тов­ское.

В 1483 П. к. бы­ло вы­де­ле­но кн. Фё­до­ру Ва­силь­е­ви­чу Трет­но­му, ко­то­рый пе­ред смер­тью ок. 1503 за­ве­щал его сво­ему дя­де по ма­те­ри – вел. кн. мо­с­ков­ско­му Ива­ну III Ва­силь­е­ви­чу, в ре­зуль­та­те че­го П. к. во­шло в со­став Рус. гос-ва.

dev.bigenc.ru


Смотрите также