На монетах орел расправил крылья


Тайные знаки

Здравствуйте! Я хочу описать, что произошло в 2016 году и откуда такая истерика против России со стороны запада.

Для начала немного в историю: монеты Петра 1

                                                                                      Монеты Александра 1

                                              Монеты Николая 2

                                                                                     К чему я это?
Когда у орла крылья вверх, это обозначает самый верхний уровень в иерархии. Над владельцем такого герба выше уже никого нет. Если крылья у орла смотрят концами вниз, то это предпоследний уровень иерархии. Над владельцем данного герба есть ещё один самый высший уровень иерархии. Кроме того, в лапах символы планетарной власти – скипетр и держава.
                                                                              Теперь монеты банка России


Концы крыльев на гербе Банка России говорят о том, что над ним есть ещё один уровень иерархии – Федеральная Резервная Система.

И что же произошло в 2016 году?
                                                            Вуаля

У орла крылья вверх, символизируют о не подчинении ФРС, а так же в лапах символы планетарной власти – скипетр и держава.

Понятное дело, что уход от власти ФРС будет постепенным и сейчас находится в процессе.
Так же уход от власти ФРС объясняет поведение запада в отношении России — экономическое удушение и концентрацию вооружений в Европе.
Поэтому у нас перевооружение идет семимильными шагами, потому что если не вооружаться нас ждет участь Ливии.
Трамп тоже пришел не случайно, он ярый ястреб и собирается увеличить и усилить армию США. Вкупе с дорожающем долларом(интересно реализация флага на графике DXY началась?) и укатанной к 20 нефти позже Путину зададут вопрос: ты уверен? может вернешься под крыло?

И наверное к 2020 году на Западе будет стоять вопрос нападать или нет, так как Путин пойдет до конца.

Как то так коллеги, пища для ума. 

smart-lab.ru

Россия расправила крылья?: naitedj — LiveJournal

Интересная метаморфоза произошла с монетами в России, вот это монета до 2016 года

, а вот это 2016 год.

Видите, разницу? Я, например, просто не обратила внимания, так как бываю порой очень невнимательна, но мой друг показал мне это. Мне стало интересно что же такое произошло что орёл расправил свои крылья.

Двуглавый орёл в России впервые появился на государственной печати Великого князя Ивана III в 1497 году. Печать была двусторонняя: на лицевой стороне изображался всадник, поражающий копьём змея - символ великокняжеской власти, а на оборотной стороне. двуглавый орёл.

Появился орёл после заключения брака Иоана III с Софьей Палеолог, которая была внучкой последнего византийского императора Константина. Двуглавый орёл был их родовым гербом.

В те времена, когда Иоанн III (1462 . 1505) стал во главе Московского княжества, русские княжества враждовали между собой. Иоанн III захотел объединить все русские земли под началом Москвы в одно сильное государство. Целых пятьдесят лет собирал он российские княжества. И мирным путём, и военными действиями, и, наконец, добился своего. Стал он называть себя не Великим князем Московским, а Государем Всея Руси. При нем Русь окончательно освободилась от Золотой Орды. Государство было молодое и поэтому орёл на его гербе, унаследованном от Византии, был похож на молодого орлёнка.

Его сын Василий III (1505-1533) продолжил отцовские традиции. Он продолжил присоединять земли. А на гербе у орла появились высунутые язычки. Орёл будто сердится и хочет показать, что уже может за себя постоять.

Иван IV (1533-1584) унаследовал большое и сильное государство. Но он был жесток, властен и хотел захватить ещё больше земель. За свои жестокие действия его прозвали Грозным. Он завоевал столько земель, что Россия стала самой большой страной. Были захвачены Казанское и Астраханское царство, присоединена Сибирь. Иоанн IV стал зваться царём. Все это отразилось и на гербе. Две короны Иоанн Грозный заменил на одну большую царскую корону. Он увенчал ее крестом, показывая, что выше него только Бог, а на земле правит только он - Царь. А ещё решил на грудь орла поместить знак Московских князей: герой, побеждающий дракона. Как будто всадник. это сам Иоанн Грозный, а дракон. это все его враги.

После смерти Иоанн Грозный не оставил наследника, и началось для России тяжёлое время, которое называется Смутным. Это время очень ослабило нашу страну. Избрание на царство Михаила Романова (1613-1645) в 1613 году положило конец Смутам. Герб снова изменился. Орёл распустил крылья, как будто проснулся после тяжёлого времени. Вместо одной короны появились три, что означало Святую Троицу. Обычно на иконах Георгий Победоносец всегда скакал слева направо навстречу врагам монголо-татарам. На гербе Михаила Романова направление изменилось в связи с появлением врага с другой (западной) стороны. со стороны Польши и Рима. Россия начала XVII века была уже прочным и большим государством.


Алексей Михайлович Романов (1645-1676) занимался укреплением страны внутри и повышением ее авторитета в Европе. Он положил конец конфликту с Польшей. Из Римской Империи по просьбе царе прислали герольдмейстера для правки герба. В лапах орла появились скипетр и держава, как знак абсолютной монархии. Скипетр. жезл, знак закона, а держава. символ власти и порядка.

Петр I (1682-1725) многое сделал для укрепления России. В результате победы в Северной войне (война за господство на Балтике) Россия показала Европе свою силу. Петр I занимался и реформами внутри страны: организовал школы, укреплял армию. Россия Петра I стала огромной и крепкой державой. Петр гордо назвал нашу страну Российской Империя, а сам стал Императором. В герб Петр I внёс свои изменения. Короны стали императорские, их соединила синяя лента. На груди орла появилась цепь с ордена Андрея Первозванного. Этот орден был учинён Петром за высшие заслуги. Орёл стал изображаться черным, а не золотым по примеру европейских государств.

Павел I (1796-1801) был ещё и магистром Мальтийского ордена и в изображение двуглавого орла добавил мальтийский крест.

Александр I (1801-1825) отменил это. Но изменил герб по-другому. Александр I победил в войне Наполеона. В то же время, он был поклонником всего французского и завидовал славе Наполеона. Он изменил герб так, что он стал похож на герб Наполеона. Александр оставил одну корону, снял цепь ордена Андрея Первозванного с орла, а в лапы поместил молнию, как знак сильной армии, и лавровый венок в знак победы.

Николай I (1825-1855) не захотел, чтобы наш герб был похож на французский. Он отменил герб Александра I и вернул старый. В его царствование Россия стала такой огромной, какой не была раньше. Он гордо поместил на герб маленькие гербы самых важных Российских земель.


За основу современного герба взят герб Петра I. Но двуглавый орёл золотого цвета, а не чёрного, и помещён он на красном геральдическом щите. Это сочетание цветов было утверждено президентом в 1993 году.

Герб Москвы : на красном поле всадник в серебряных доспехах и лазоревом плаще. Привстав на стременах, он вонзает копье в золотое тело дракона с зелёными крыльями. Это символ победы добра над злом. Раньше Москва имела другой герб: мирный всадник с ловчим соколом на руке. Этот всадник вполне соответствовал Москве, которая была ещё не готова бороться с Золотой Ордой. Всадник с копьём появился после битвы московского князя Дмитрия Донского с монголо-татарами на Куликовом поле.

То есть герб то опускал, то расправлял крылья. Кстати именно масонская монета уже была в России.

описание и изображение необычного для России орла на монетах периода правления Николая I, которые чеканились в разных номиналах и из разных металлов с 1817 по 1843 годы. Нумизматы называют эти монеты «масонскими» потому что символы на этих монетах напоминают символы масонов. Даже в произведении Льва Толстого «Война и мир» часто встречается словосочетание «масонский пятак». Но подробностей кто и как чеканил эту монету нет.
А вот кстати и герб США

С расправленными крыльями. ))
Выводы тут можно делать в стиле конспирологии) Возможно Россия переходит под управление масонов, или, например, США, а может наоборот расправила крылья к свободе? В любом случае изменение геральдики показывает, что происходит что-то в нашей стране, а вот хорошее или плохое не понятно)
В ЦБ РФ пояснили, что в мировой практике принято изображать на монетах либо герб государства, либо эмблему эмиссионного центра. Банк России начал чеканить монеты со своей эмблемой в 1992 году, когда государственный герб РФ ещё не был утверждён.


naitedj.livejournal.com

«Наше Время» — Страница не найдена! Перейдите на главную


поделиться

КорреспондентАндрей Давыдов

За всю историю Российской империи герб нашего государства менялся не раз. И всегда, когда орел имел опущенные крылья, Россия переживала далеко не лучшие времена своей истории. Знаете ли вы, что на монетах и банкнотах Банка России изображен не нынешний герб России, а герб, принятый Временным правительством в 1917 году? Разница на самом деле большая, если приглядеться. Но самое главное — на официальном гербе Российской Федерации у орла расправлены крылья, а на монетах — они покорно сложены.

За всю историю Российской империи герб нашего государства  менялся не раз. И всегда, когда орел имел опущенные крылья, Россия переживала далеко не лучшие времена своей истории. Знаете ли вы, что на монетах и банкнотах Банка России изображен не нынешний герб России, а герб, принятый Временным правительством в 1917 году? Разница на самом деле большая, если приглядеться. Но самое главное – на официальном гербе Российской Федерации у орла расправлены крылья, а на монетах — они покорно сложены.

«Миром правят знаки и символы», приводит слова Конфуция блогер chipstone, рассказав о том, как знакомый банкир подарил ему юбилейную монету «Сочи-2014»:«Уже многие писали о том, что серия этих монет принципиально отличается от всех прочих, выпускавшихся ЦБ РФ, тем, что на них изображен настоящий герб России, а не непонятного вида «курица».

Только что отшумел Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Оценки ему даются самые разные — от восторженных до катастрофических, но запомнится он главным образом выступлением президента Путина.

«Не исключено, что 21 июня войдет в новейшую историю, как день окончательного краха монетаризма в России, — пишет pravda.ru. — Недавняя серия жестких заявлений президента РФ в адрес экономического блока правительства завершилась петербургским выступлением: Владимир Путин фактически отказался от монетаризма, который душил отечественную экономику более двадцати лет».

Попутно заметим, что это, может быть, самая смелая оценка, зато яснее выделяет общее движение, логику действий Кремля.

«Напомним, что в России активно внедрялся вариант монетаризма, основанный на разработках Чикагской школы, — поясняет автор указанной статьи. — Если кратко, монетаризм — система экономических воззрений, определяющая кредитно-финансовые отношения главным и единственным инструментом развития рыночной экономики. Чикагская его разновидность характерна крайними взглядами, отрицающими какую-либо позитивную роль государства в условиях рынка».

Заранее нужно предупредить, что действующая финансовая система, фактически подчиненная доллару, была подготовлена итогами кулуарной приватизации и закреплена в ельцинской Конституции.

А теперь, чтобы было понятно, какой именно новый курс провозглашен Путиным, приведу простые пояснения известного публициста Николая Старикова:

— Президент объявил о моратории на рост тарифов монополий…

— Путин объявил о  вложении денег из Фонда национального благосостояния (то есть кудринской кубышки) и направления их в инфраструктурные проекты…

—  Путин объявил последовательное наступление на офшоры и курс на вывод бизнеса из тени…

— Президент озвучил решение об амнистии экономических преступников. Речь идет об освобождении бизнесменов среднего и мелкого звена, а не взяточников и Ходорковского…

— Путин попросил ОНФ взять под свой контроль расходование государственных средств и создать механизм гражданского контроля госзакупок.

— Президент заявил, что необходимо принять решение по объединению Верховного и Высшего арбитражного суда. Для этого необходимо изменить Конституцию. О необходимости коррекции многих ее статей давно говорят патриоты страны. Слова об изменении пока ТОЛЬКО одной статьи Конституции из уст президента — начало рабочего отношения к Основному закону страны, и это нельзя не приветствовать.

«Понятно, что один человек, даже обладая максимумом властных полномочий, не сможет в одночасье развернуть инерционное движение громадной экономики. Однако в Петербурге начало положено. Будут, конечно, и страдания либеральной общественности, у которой выбивают из-под ног экономический базис, и голосистые попытки ангажированных СМИ либо замолчать, либо исказить суть высказываний президента, и агрессивное «непонимание» западных политиков», — предупреждает pravda.ru.

Да чего долго ждать – всё это уже есть и еще только набирает обороты. Однако нужно признать, что первые удары рассчитаны довольно верно и ложатся на сложившийся у населения стереотип недоверия к власти. Добавьте сюда известную формулу «А что Путин раньше делал все эти годы?!» Причем слышать такое приходится даже от людей, достаточно образованных и опытных, некоторые из них даже понимают, что Путин – не самодержец, а сопротивление компрадорской элиты при всей мощи поддержки Запада очень велико.

Вот, например, иронизирует один из политологов: «Итак, это монетизация душила российскую экономику столько лет!.. Путину надо было выбирать более профессиональных помощников — и тогда не пришлось бы во всех грехах винить «чикагский монетаризм»… И что это за тайные обстоятельства, которые мешали президенту 13 лет сделать нужные выводы?..»

А вот очень характерный «народный» комментарий на сайте у Старикова: «В целом, Путин всё сказал правильно. Другое дело, что всё то, что он говорил, он говорил и раньше, примерно с той же аргументацией».

Если Путин говорит об этом давно, то нужно, по крайней мере, признать его последовательность. Другое дело, что наблюдатели не очень внимательны – и не замечают, что каждый раз к сказанному  Путиным  добавляется что-то новое, шаг за шагом. А на этот раз нового было на самом деле гораздо больше, но достаточно и того, что Путин впервые согласился раскупорить «кубышку Кудрина» и направить ее на инфраструктурные проекты. К этому его призывали еще до кризиса 2008 года, но тогда он этого не сделал, не поддавшись ни на какие уговоры. И патриоты тогда решили, что он на стороне либералов-монетаристов. Однако «кубышка» очень даже пригодилась, когда грянул финансовый кризис. Нынче многие «стратеги», видя бой издалека, говорят, что резервы были растрачены не так эффективно. Но хватает ведь и историков, которые утверждают, что Берлин можно было взять с гораздо меньшими потерями, однако Жукову было не до теоретизирования — надо было побеждать в реальном сражении. То же самое можно сказать о кризисе 2008 года, который мы-таки одолели — и это главное.

Что же изменилось за 5 лет? Кризис надвигается вновь. В кризис ищут выход в развитии инфраструктуры, в строительстве важнейших дорог. И это верно. Но разве перестал действовать главный аргумент Кудрина против широких государственных инвестиций — разворуют?! Не перестал. Однако на коррупцию началось масштабное наступление – и уже не на словах, а на деле. Кроме того, контроль за расходованием средств, с которым так и не справились либеральные механизмы, возлагается на Общероссийский народный фронт. Кто еще помнит советский Народный контроль, не разложившийся во времена горбачевщины, — это то самое!

И наконец, вкладываться и далее в низкодоходные долговые бумаги США становится все рискованнее, а ведь раньше главным аргументом в их пользу была именно надежность. Кстати, ЦБ еще при Игнатьеве начал потихоньку перекладывать резервы из доллара в золото. Китай делает то же самое и еще при этом щедро тратит долларовые резервы на покупку любых активов за рубежом. Так что — самое время.

А теперь заглянем мельком за кулисы «тайных обстоятельств», которые так неубедительны для людей простодушных и далеких от политических многоходовок. Вот фрагмент из заметок Андрея Куприкова:

«Теперь Белоусов, ушедший вроде бы простым советником к Путину… Не имеющий (пока) возможности придушить либеральный блок, Путин обыграл его в банальные наперстки, как Кутузов, сдавший Москву Наполеону… Наблюдать за финансами, контролировать их поставлен человек, мечтающий ЦБ сделать отделом в Минфине, отвязаться от расписок ФРС под названием доллар, перестать финансировать дефицит бюджета ЕС и США за счет убитого производства и экспорта ресурсов РФ, похоронить вынужденное резервирование банками средств и наконец-то снизить ставку по кредитам».

Для ясности добавим несколько слов из комментариев «Эха Москвы»: «Экономическая рокировка все-таки свершилась. Сегодня Эльвира Набиуллина официально вступила в должность главы Центрального банка, и это запустило цепную реакцию перестановок во всем финансовом блоке. На ее место из правительства перешел министр экономического развития Андрей Белоусов… Для Белоусова переход к Путину — это повышение».

Что там говорят политологи насчет лучшего выбора помощников? Боюсь, что повторить в стотысячный раз, что «политика – искусство возможного», будет никогда не лишним, наши люди упорно считают политику достижением желаемого – не сразу, нет – за 500 дней вполне достаточно. Если дольше – начинают сомневаться.

«Речь Путина на ПМЭФ-2013 — знаковая и эпохальная. Она войдёт в учебники истории как речь, в которой было объявлено о форсированном развитии России после этапа её сосредоточения», — уверен известный блогер russkiy-malchik.

Я тоже на это надеюсь. Однако тире между датами в учебнике включает много такого, что современники оценивают очень неоднозначно. Например, один популярный футуролог регулярно объявляет любое действие Путина решающим шагом к «краху режима». Вот и сейчас он, не мудрствуя лукаво, вынес привычный уже вердикт: «Что перед нами? Признак утраты Путиным контроля над экономикой и начало ее крушения». И у него есть благодарные почитатели, которые терпят эти кликушества не первый год. Еще бы — это же не Путин, на котором ответственность за всю державу, это свой человек: мы ему верим, как самим себе, которые не верят власти.

Так и не надо верить. Надо думать. И следить за орлом на гербе… 

www.nvgazeta.ru

Роман Злотников - Орел расправляет крылья

AlexSU 05.10.2015 16:41
Все также как и в первой части - скучно и предсказуемо. Здесь же еще заметил, что практически нет ярких второстепенных героев. Есть планы по переустройству страны, есть рассуждения автора, но нет ни яркой картинки жизни, ни хотя бы малейшего намека на интригу. В целом - крайне сллабо. Diman 09.01.2014 11:25
Одна из лучших книг Злотникова
наряду с Генералом Адмиралом
лучшие попаданцы из всех vrredina 04.01.2014 02:18
Спасибо за оперативность:) lenna12 03.01.2014 15:36
Книга великолепная. Злотников и альтернативка - это что-то.
Единственное, что не совсем удалось - это, на мой взгляд, быстрое перевоспитание принцессы. А в остальном - прекрасно. samara-sergio 03.01.2014 09:09
Стиль не Злотникова,какой-то ученик,что-то типа дневника,перечисление поступков,как-то так))) TEXP 02.01.2014 21:21
Файл обновлен vrredina 02.01.2014 18:03
Перезалейте файл для чтения, пожалуйста. vadim 02.07.2013 10:28
Первую книгу пока не читал, начал сразу со второй - довольно прилично. Хотя и в духе столь модного сейчас производственного романа под лозунгом "Попаданец - даёшь в рекордные сроки модернизацию промышленности!" Гуля 08.07.2010 17:33
Сорри, не туда комент добавила - писала про 1 книгу. Эту пока не читала. Гуля 08.07.2010 17:26
Злотников один из моих самых любимых авторов, я читала все его книги и перечитываю их время от времени. Эта же книга меня разочаровала. В первую очередь главным героем. Более всего мня удивили, прямо таки, женоненавистнические не строки - абзацы и страницы. Историческая часть неплохо написана, но скучновато как-то. В общем имхо - худшая книга Злотникова. terts 05.07.2010 01:33
классная книга.спасибо. reykent 03.07.2010 19:52
Спасибо. Qtuzzoff 02.07.2010 22:17
Огромнааая моя благодарность!!!! lordflax 02.07.2010 12:40
KorvaLoL пожалуйста рад стараться KorvaLoL 02.07.2010 12:17
LordFlax, огромный респект, давно искал. Al123pot 01.07.2010 22:55
Меламори сейчас обложка нормальная яркая, а когда я писал комментарий, обложка была тусклая. Меламори 01.07.2010 22:03
Al123pot, не( Заменить обложку сейчас будет сложновато, мож потом) Al123pot 01.07.2010 21:40
Обложку, по-моему, лучше использовать из одноименной темы с форума там она по ярче.

f.fantasy-worlds.org

Орел в фен шуй - значение фигурки и картины, куда ставить в доме?

  • Орел по фэншую – символ свободы, независимости, природной мощи и силы.

Это бесстрашный хищник, который легко одерживает победу над своими противниками. Это заботливый родитель, под присмотром которого вырастают такие же сильные и отважные дети. Одним словом, дома статуэтка орла точно не помешает.

Орел по фен шуй: значение в культуре востока

Китайцы отождествляют эту птицу с отвагой, силой, победой. Если лев – царь среди зверей, то орел имеет такое же почетное звание среди птиц.

  • В символическом плане он еще и олицетворяет победу Света над Тьмой, возвышенных черт личности над приземленными, силы духа над слабостью.

Парящий орел по фен шуй имеет немного другое значение, нежели сидящий со сложенными крыльями. Птица, которая парит высоко в облаках, символизирует триумф.

  • Такой статуэткой стоит обзавестись тем, кто хочет положить конец своим метаниями, окончить затянувшееся дело в свою пользу.

Орел с распахнутыми крыльями в фен шуй означает духовную силу, возрождение, начало чего-то нового, исключительно позитивного и долгожданного. Если вы собираетесь приступить к сложному делу, если вас ожидает переезд, новая работа или брак, статуэтка орла, который расправил крылья и готовится взлететь, будет очень к месту.

Орел по фен шуй: куда ставить фигурку в доме

Местоположение фигурки орла зависит от того, какой сектор вы хотите с ее помощью активировать.

  • В секторе Карьеры (север) она будет притягивать успех на профессиональном поприще. Если человек хочет благополучно и поскорее выйти на пенсию, рекомендуется приобрести статуэтку, выполненную в форме приземляющегося на скалу орла.
  • В секторе Семьи (юго-запад) можно поставить фигурку со сложенными за спиной крыльями и гордо поднятой головой – она будет охранять ваш покой и стабилизировать семейную обстановку. Если же человек не имеет семьи, но очень хочет ее завести, нужна фигурка взлетающего орла.
  • В секторе Детей (запад) орел пригодится, если птенцы выпорхнули из гнезда – он будет помогать им на расстоянии, одновременно не давая забыть родителей и отчий дом.
  • В зоне Богатства (юго-восток) к месту будет статуэтка птицы, приземляющейся или сидящей на груде золотых монет.
  • На северо-востоке (обучение и знания) царь птиц пригодится в том случае, если человек решил начать учебу или резко изменить свои профессиональные пристрастия в зрелом возрасте.

Картина

Картина с орлом по фен шуй также имеет глубокое символичное значение. Как и в случае со статуэтками, большое значение имеет то, чем птица занимается – парит, собирается взлететь или приземлиться, сидит. К примеру:

  • Сидящий орел символизирует стабильность;
  • Парящий – победу;
  • Взлетающий – путь наверх;
  • Приземляющийся – плавный отход от дел после успешного завершения чего-либо.

И только картину с раненой, убитой, посаженной в клетку, терзаемой другим существом или понуро опустившей голову птицей вешать у себя дома на стену ни в коему случае нельзя, чтобы не подрезать крылья своей собственной свободе и успеху.

magya-online.ru

Читать Орел расправляет крылья - Злотников Роман Валерьевич - Страница 1

Роман Злотников

Орел расправляет крылья

C искренней благодарностью за помощь в работе над романом Борису Юлину, а также Яне Боцман и Диме Гордевскому, известным как писатель Александр Зорич.

Автор

Часть первая

Покой нам только снится

1

– Государь?

Я поднял голову. На пороге моего кабинета, отворив дверь, стоял патриарх Игнатий. Святейший Иов дожил до великой победы в Южной войне и отошел в мир иной, успокоенный тем, что Русь наконец окончательно избавлена от крымской угрозы. Последние полгода он начал слепнуть, а сразу после заключения перемирия и отправки великого посольства к турецкому султану для подписания мирного договора захворал и начал быстро слабеть. Верно, в последнее время оставаться сильным и энергичным ему помогало только осознание того, что Русь ведет тяжкую и почитай священную для страны войну, в коей все должны держаться изо всех сил и стойко нести возложенное на них Господом и государем бремя. А как стало ясно, что дела вроде как пошли на лад, – эта державшая его железная воля ослабела, и уже порядком изношенный организм начал давать сбои. Он ушел тихо и мирно, заснув вечером в своей келье, а утром служка обнаружил его уже бездыханное тело. Мне было немного обидно, что я так и не попрощался со стариком, поскольку все лето мотался по причерноморским и приазовским степям, обустраивая новую южную границу. Но – лучше уж уйти так, чем страдая и мучаясь. Святой был человек, недаром Господь послал ему столь легкую смерть…

– Заходи, святейший, – ответил я, поднимаясь ему навстречу.

Новый патриарх был одним из трех человек, коим я даровал право входить мой кабинет без доклада. Так же как Иов был верен моему отцу, так и Игнатий был верен мне, ибо точно знал, что лишь благодаря мне он, иноземец по рождению, да к тому же пользующийся в церкви не столь уж большим авторитетом, был избран на сей высокий пост. Например, митрополита Казанского Гермогена, человека действительно мощного, волевого и до предела преданного православию и церкви, на Поместном соборе поддерживало куда больше народу. Были и другие сильные кандидаты. Но я сумел продавить кандидатуру Игнатия, лично переговорив с несколькими десятками наиболее авторитетных иерархов и напомнив cобору, что Игнатий «стоял вместях» со мной во время поединка с колдуном-Самозванцем. Поединок тот уже стал абсолютной легендой, обрастя таким количеством всяческих слухов и сплетен, что правда оказалась похоронена под их многометровым слоем… Потому что сейчас мне нужен был именно такой патриарх – послушный, гибкий, предпочитающий не столько обеими руками и зубами держаться за древние каноны и установления, сколько способный реально реформировать церковь. Ибо, на мой взгляд, православная, то есть самая древняя, изначальная христианская церковь на данном этапе заметно проигрывала и католицизму, и бурно распространяющемуся сейчас протестантству. А для меня православие было не только самим корнем, духовной основой русского народа, но еще и сильным ресурсом русского государства.

Православная церковь должна была стать мощным инструментом распространения его влияния в мире, так же как и это самое государство должно было всемерно способствовать возрождению влияния православия. Но пока этот инструмент, несмотря на всю свою глубинную, скрытую мощь, был тяжел, неповоротлив, весь в заусенцах суеверия, незнания и рефлекторного отвращения к новому. Так что его предстояло хорошенько перековать. И потому сейчас мне нужен был во главе церкви человек, который будет не только наставлять меня, как с точки зрения церкви, веры и древних традиций следует в том или ином случае поступать государю, и защищать передо мной интересы митрополитов, епископов и игуменов многочисленных монастырей, а, наоборот, проводить в церкви мою политику. И добиваться от церкви изменений в соответствии не столько с теми задачами, которые буду ставить ей я (ну кто я такой, чтобы ставить задачи тому, что имеет за собой опыт тысячелетий?), сколько с теми, что уже поставил перед ней этот меняющийся и начинающий динамично, невиданно для всех предшествующих тысячелетий разгоняться мир. И Игнатий стопроцентно отвечал этим требованиям.

Патриарх степенно и солидно вошел в мой кабинет. Вид этого кабинета за последние пять лет претерпел сильные изменения. Во-первых, я обзавелся более привычной мне мебелью, поставив себе нормальный рабочий стол, с диковинными для сего времени выдвижными ящиками, которые, вследствие того что первый вариант ящиков я даже пустыми с трудом выдергивал из своих ячеек двумя руками, были оснащены маленькими бронзовыми колесиками. Чуть впереди, но не примыкая к нему, располагался стол для совещаний, окруженный ввиду полного отсутствия здесь стульев массивными креслами. Я считал, что те, кто заходит в мой кабинет, должны говорить мало, излагать дело быстро и по существу. Поэтому никаких кресел для посетителей не предусматривалось. А если мне надо пообщаться подольше, так лучше я сам выйду из-за рабочего стола и присяду с человеком или с несколькими людьми за стол для совещаний. Лавки остались только вдоль одной из стен. Вдоль второй выстроились железные, но украшенные витой проволокой и эмалью металлические шкапы для бумаг, а также два шкапа деревянных, с открытыми полками, в которых я держал, так сказать, первоисточники – книги древних авторов, Священное Писание, жития, Деяния апостолов и так далее. По современным традициям в деловой и дипломатической переписке требовалось непременно вворачивать в текст цитаты из Священного Писания, и хотя я теперь благодаря обучению в царевой школе многое знал наизусть, иногда требовалось подсмотреть точную формулировку. У дальней стены, как и прежде, располагалась печь, а вот освещение слегка изменилось. Вместо свечей я велел изготовить свечные лампы, оснащенные зеркалами из полированного серебра. Поскольку стеклянные зеркала в России делать еще не умели. Их вообще умели делать лишь в Венеции, и стоили они просто немерено. За такую сумму, что просили за одно зеркало, во Франции можно было бы купить солидное поместье [1]… Ну, естественно, я сразу же, как услышал эту информацию, тут же сделал стойку. Ибо, вследствие того что наш основной торговый порт Архангельск имел крайне короткий период навигации, в торговле с Европой мне приходилось делать основную ставку на эксклюзивный товар. Так что после того, как я свернул программу массовой стажировки, оставив в каждой стране только по одному своему представителю, в Венеции я оставил аж троих. И велел встать на уши, но сманить-таки несколько мастеров-стекольщиков с острова Мурано. Однако пока результатов не было…

– Пришел ответ от Константинопольского патриарха, государь, – сообщил мне Игнатий и, повинуясь моему жесту, присел в кресло у стола для совещаний.

Я расположился напротив.

– И что он пишет?

– Вот, ознакомься. – Игнатий протянул мне грамоту.

Я быстро пробежал глазами написанный на греческом текст, хмыкнул и вернул грамоту патриарху.

– Ишь как витиевато денег просит… Другой бы сразу и не понял.

Игнатий сдержанно рассмеялся. Он был тот еще пройдоха, да к тому же выходцем как раз из той самой стонущей под османами Греции и все прекрасно понимал.

– Ну… главное, чего мы от него просили, он исполнить согласился, – констатировал я. – А денег – дадим. Деньги есть. Да и отбояриваться тем, что, мол, только эвон отвоевали, – уже невместно. С окончания Южной войны уже пять лет прошло…

За эти пять лет в стране многое изменилось. Была окончательно обустроена южная граница. Вторую крепость на Перекопе решили не ставить, она была не нужна, потому что никаких крымских татар в Крыму больше не было. Жалкие остатки этого народа дружно решили убраться куда подальше, рассеявшись по просторам действительно великой Османской империи. Так что южные границы охраняли две крупные крепости, в которых я держал гарнизоны по пять тысяч человек, и две поменьше – Темрюк, отданный мною донским казакам, уже начавшим перебираться на реку Кубань, и Край, заложенный в устье Дона и занятый малым гарнизоном запорожцев [2]. До конца осады Очакова их дожило всего около шести тысяч, и, поскольку Озю-Кале по подписанному мною и Ахмедом I договору снова переходил османам, я предложил тем запорожцам, что решили перейти под мою руку, построить для них новую крепость. Но Сагайдачный с большинством сотоварищей предпочел сохранить как можно больше независимости и уйти обратно на Сечь. Впрочем, сначала он даже сгоряча предложил мне взять под свою руку Сечь, да и все Запорожье. Но это означало немедленную войну с Польшей. А мне следующая война, едва лишь успели закончить предыдущую, была не нужна. Поэтому я поблагодарил его и сказал, что пока отказываюсь от такого подарка. Он понял. Поэтому расстались мы друзьями, и Петро сказал, что, пока он гетман, ни один казак не вынет саблю из ножен, чтобы идти на Русь. Ну и если православному царю снова понадобятся славные воины, то он знает, где их искать… А кроме того, оставил атаманом над теми, кто решился-таки осесть в новой крепости – Крае, своего ближайшего сподвижника Петра Одинца. Ну, типа, им на турку мимо плыть, так пусть лучше здесь свой сидеть будет, чем неизвестно кто. О крестном же целовании ни он, ни я деликатно решили не упоминать…

online-knigi.com

Орел расправляет крылья читать онлайн - Роман Злотников

Роман Злотников

Орел расправляет крылья

C искренней благодарностью за помощь в работе над романом Борису Юлину, а также Яне Боцман и Диме Гордевскому, известным как писатель Александр Зорич.

Автор

Часть первая

Покой нам только снится

1

— Государь?

Я поднял голову. На пороге моего кабинета, отворив дверь, стоял патриарх Игнатий. Святейший Иов дожил до великой победы в Южной войне и отошел в мир иной, успокоенный тем, что Русь наконец окончательно избавлена от крымской угрозы. Последние полгода он начал слепнуть, а сразу после заключения перемирия и отправки великого посольства к турецкому султану для подписания мирного договора захворал и начал быстро слабеть. Верно, в последнее время оставаться сильным и энергичным ему помогало только осознание того, что Русь ведет тяжкую и почитай священную для страны войну, в коей все должны держаться изо всех сил и стойко нести возложенное на них Господом и государем бремя. А как стало ясно, что дела вроде как пошли на лад, — эта державшая его железная воля ослабела, и уже порядком изношенный организм начал давать сбои. Он ушел тихо и мирно, заснув вечером в своей келье, а утром служка обнаружил его уже бездыханное тело. Мне было немного обидно, что я так и не попрощался со стариком, поскольку все лето мотался по причерноморским и приазовским степям, обустраивая новую южную границу. Но — лучше уж уйти так, чем страдая и мучаясь. Святой был человек, недаром Господь послал ему столь легкую смерть…

— Заходи, святейший, — ответил я, поднимаясь ему навстречу.

Новый патриарх был одним из трех человек, коим я даровал право входить мой кабинет без доклада. Так же как Иов был верен моему отцу, так и Игнатий был верен мне, ибо точно знал, что лишь благодаря мне он, иноземец по рождению, да к тому же пользующийся в церкви не столь уж большим авторитетом, был избран на сей высокий пост. Например, митрополита Казанского Гермогена, человека действительно мощного, волевого и до предела преданного православию и церкви, на Поместном соборе поддерживало куда больше народу. Были и другие сильные кандидаты. Но я сумел продавить кандидатуру Игнатия, лично переговорив с несколькими десятками наиболее авторитетных иерархов и напомнив cобору, что Игнатий «стоял вместях» со мной во время поединка с колдуном-Самозванцем. Поединок тот уже стал абсолютной легендой, обрастя таким количеством всяческих слухов и сплетен, что правда оказалась похоронена под их многометровым слоем… Потому что сейчас мне нужен был именно такой патриарх — послушный, гибкий, предпочитающий не столько обеими руками и зубами держаться за древние каноны и установления, сколько способный реально реформировать церковь. Ибо, на мой взгляд, православная, то есть самая древняя, изначальная христианская церковь на данном этапе заметно проигрывала и католицизму, и бурно распространяющемуся сейчас протестантству. А для меня православие было не только самим корнем, духовной основой русского народа, но еще и сильным ресурсом русского государства.

Православная церковь должна была стать мощным инструментом распространения его влияния в мире, так же как и это самое государство должно было всемерно способствовать возрождению влияния православия. Но пока этот инструмент, несмотря на всю свою глубинную, скрытую мощь, был тяжел, неповоротлив, весь в заусенцах суеверия, незнания и рефлекторного отвращения к новому. Так что его предстояло хорошенько перековать. И потому сейчас мне нужен был во главе церкви человек, который будет не только наставлять меня, как с точки зрения церкви, веры и древних традиций следует в том или ином случае поступать государю, и защищать передо мной интересы митрополитов, епископов и игуменов многочисленных монастырей, а, наоборот, проводить в церкви мою политику. И добиваться от церкви изменений в соответствии не столько с теми задачами, которые буду ставить ей я (ну кто я такой, чтобы ставить задачи тому, что имеет за собой опыт тысячелетий?), сколько с теми, что уже поставил перед ней этот меняющийся и начинающий динамично, невиданно для всех предшествующих тысячелетий разгоняться мир. И Игнатий стопроцентно отвечал этим требованиям.

Патриарх степенно и солидно вошел в мой кабинет. Вид этого кабинета за последние пять лет претерпел сильные изменения. Во-первых, я обзавелся более привычной мне мебелью, поставив себе нормальный рабочий стол, с диковинными для сего времени выдвижными ящиками, которые, вследствие того что первый вариант ящиков я даже пустыми с трудом выдергивал из своих ячеек двумя руками, были оснащены маленькими бронзовыми колесиками. Чуть впереди, но не примыкая к нему, располагался стол для совещаний, окруженный ввиду полного отсутствия здесь стульев массивными креслами. Я считал, что те, кто заходит в мой кабинет, должны говорить мало, излагать дело быстро и по существу. Поэтому никаких кресел для посетителей не предусматривалось. А если мне надо пообщаться подольше, так лучше я сам выйду из-за рабочего стола и присяду с человеком или с несколькими людьми за стол для совещаний. Лавки остались только вдоль одной из стен. Вдоль второй выстроились железные, но украшенные витой проволокой и эмалью металлические шкапы для бумаг, а также два шкапа деревянных, с открытыми полками, в которых я держал, так сказать, первоисточники — книги древних авторов, Священное Писание, жития, Деяния апостолов и так далее. По современным традициям в деловой и дипломатической переписке требовалось непременно вворачивать в текст цитаты из Священного Писания, и хотя я теперь благодаря обучению в царевой школе многое знал наизусть, иногда требовалось подсмотреть точную формулировку. У дальней стены, как и прежде, располагалась печь, а вот освещение слегка изменилось. Вместо свечей я велел изготовить свечные лампы, оснащенные зеркалами из полированного серебра. Поскольку стеклянные зеркала в России делать еще не умели. Их вообще умели делать лишь в Венеции, и стоили они просто немерено. За такую сумму, что просили за одно зеркало, во Франции можно было бы купить солидное поместье[Реальный факт. Именно после подобного обмена — зеркало на поместье — Людовик XIV повелел заплатить любые деньги, но сманить-таки мастеров из Венеции во Францию. — Здесь и далее примеч. авт.]… Ну, естественно, я сразу же, как услышал эту информацию, тут же сделал стойку. Ибо, вследствие того что наш основной торговый порт Архангельск имел крайне короткий период навигации, в торговле с Европой мне приходилось делать основную ставку на эксклюзивный товар. Так что после того, как я свернул программу массовой стажировки, оставив в каждой стране только по одному своему представителю, в Венеции я оставил аж троих. И велел встать на уши, но сманить-таки несколько мастеров-стекольщиков с острова Мурано. Однако пока результатов не было…

— Пришел ответ от Константинопольского патриарха, государь, — сообщил мне Игнатий и, повинуясь моему жесту, присел в кресло у стола для совещаний.

Я расположился напротив.

— И что он пишет?

— Вот, ознакомься. — Игнатий протянул мне грамоту.

Я быстро пробежал глазами написанный на греческом текст, хмыкнул и вернул грамоту патриарху.

— Ишь как витиевато денег просит… Другой бы сразу и не понял.

Игнатий сдержанно рассмеялся. Он был тот еще пройдоха, да к тому же выходцем как раз из той самой стонущей под османами Греции и все прекрасно понимал.

— Ну… главное, чего мы от него просили, он исполнить согласился, — констатировал я. — А денег — дадим. Деньги есть. Да и отбояриваться тем, что, мол, только эвон отвоевали, — уже невместно. С окончания Южной войны уже пять лет прошло…

За эти пять лет в стране многое изменилось. Была окончательно обустроена южная граница. Вторую крепость на Перекопе решили не ставить, она была не нужна, потому что никаких крымских татар в Крыму больше не было. Жалкие остатки этого народа дружно решили убраться куда подальше, рассеявшись по просторам действительно великой Османской империи. Так что южные границы охраняли две крупные крепости, в которых я держал гарнизоны по пять тысяч человек, и две поменьше — Темрюк, отданный мною донским казакам, уже начавшим перебираться на реку Кубань, и Край, заложенный в устье Дона и занятый малым гарнизоном запорожцев.[Общая численность войск, задействованных на обороне засечных черт, в реальной истории на пике достигала 35 тыс. человек, из которых три четверти составляли гарнизоны крепостей и острожков, набранные из городовых стрельцов и казаков, а четверть — полевое войско. И это без учета запорожцев и донских казаков, также выполнявших сдерживающую функцию. Здесь же обходятся в три раза меньшим числом, да и регулярно отрывать людей на поддержание в исправном состоянии засечных черт тоже не требуется. Ну и в полон никого не имают…] До конца осады Очакова их дожило всего около шести тысяч, и, поскольку Озю-Кале по подписанному мною и Ахмедом I договору снова переходил османам, я предложил тем запорожцам, что решили перейти под мою руку, построить для них новую крепость. Но Сагайдачный с большинством сотоварищей предпочел сохранить как можно больше независимости и уйти обратно на Сечь. Впрочем, сначала он даже сгоряча предложил мне взять под свою руку Сечь, да и все Запорожье. Но это означало немедленную войну с Польшей. А мне следующая война, едва лишь успели закончить предыдущую, была не нужна. Поэтому я поблагодарил его и сказал, что пока отказываюсь от такого подарка. Он понял. Поэтому расстались мы друзьями, и Петро сказал, что, пока он гетман, ни один казак не вынет саблю из ножен, чтобы идти на Русь. Ну и если православному царю снова понадобятся славные воины, то он знает, где их искать… А кроме того, оставил атаманом над теми, кто решился-таки осесть в новой крепости — Крае, своего ближайшего сподвижника Петра Одинца. Ну, типа, им на турку мимо плыть, так пусть лучше здесь свой сидеть будет, чем неизвестно кто. О крестном же целовании ни он, ни я деликатно решили не упоминать…

Также в Азове были заложены верфи. Я сумел выжать из дивана разрешение русским купцам торговать по всему побережью Черного моря и в Истамбуле, причем на тех же условиях, кои имели до сего момента лишь французские и английские купцы и кои именовались вполне прозрачно «капитуляционными привилегиями», а также добился права заложить в Азове верфи, взамен приняв на себя торжественное обязательство — не строить на них военные корабли. Я дал его с легким сердцем, ибо отлично знал, какими уродцами выходили первые петровские корабли. Один из моих высших менеджеров, Коля Галанин, был из военных моряков и до того, как послать на хер наш доведенный до ручки военно-морской флот, успел дослужиться до начальника БЧ. Так вот он как-то рассказал мне, что наши первые кораблики, сделанные неумело и из сырого дерева, разваливались буквально на второй-третий год, в то время как нормально построенные корабли тех лет служили десятилетия. А уже здесь мои ребятки из выпускников царевой школы, что отправились с посольствами, подготовили для меня развернутый доклад по современным технологиям кораблестроения и подготовки материалов для оного. Так что пока в стране не было никакой отработанной системы современного кораблестроения: ни мастеров, ни производства инструмента и корабельной оснастки, не были заложены морильные пруды, а также не было ни моряков, ни штурманов, ни капитанов, ни даже системы их подготовки, — думать о военном флоте было рано. Пусть пока тренируются на торговом…

Но с моряками вопрос мало-помалу решался, ибо я ввел в практику поставку на нанятые моими купцами иноземные суда молодых крестьянских парней для обучения морскому делу. Английские и голландские капитаны брали их очень охотно, поскольку те обходились им совершенно бесплатно, ибо состояли «на царевом коште», включающем не только оплату, но и кормежку. Уже сейчас я имел возможность перебросить на юг около сотни подготовленных матросов. А вот офицерский состав пришлось нанимать из местных крымских и черноморских греков и готов, а также англичан и даже турок. Уж больно быстро росла черноморская торговая эскадра. Впрочем, турок заменяли как можно быстрее. Ибо на азовских верфях строили самый передовой тип современного корабля — голландский флейт, и готовить для турецкого военно-морского флота капитанов, способных управлять такими кораблями, я не собирался. Потом себе дороже обойдется…

Кстати, работающие на моих купцов англичане и голландцы также весьма оценили мою тушенку, но она пока производилась в слишком малых количествах, и большая часть ее шла на армейские склады, поэтому как товар я ее пока не рассматривал. Хотя, обходясь в производстве копеек в семь за двухфунтовую банку, она при продаже тем же голландцам и англичанам по цене уже шестнадцать копеек уходила буквально влет. Так что по поводу нее стоило хорошенько подумать…

Многое изменилось и внутри страны. Так, например, было окончательно налажено печатное дело. В Московской царевой типографии работало уже девять станков, а этажом выше неустанно трудились нанятые за границей граверы. Но уже подрастала и молодая русская поросль, поскольку в стандартный договор, который заключал со мной любой иностранец, обязательно включался пункт о непременном обучении двух учеников. А подавляющее большинство иностранцев были связаны договорами именно со мной. Никто более не мог предложить лучшие условия, как финансовые, так и гарантийные. Впрочем, и отрабатывать я их заставлял по полной программе. Ребятки у себя на родине даже и не представляли себе, что можно так работать. Я их выжимал буквально досуха. Во всех отношениях. В особенности за обучение. Потому что, поскольку мастера нанимались, так сказать, партиями, я заложил в договор и механизм проверки качества исполнения учителями своих обязанностей в этой области. Так, после года обучения все ученики должны были сдавать что-то типа экзамена, на котором определялось, насколько хорошо ученик овладел преподаваемым ему искусством. По итогам первого года лучший из учителей ежемесячно получал прибавку к жалованью в пять гульденов. А вот по итогам второго теперь уже двум худшим учителям, наоборот, срезалось из оплаты по пять гульденов. Так что общая сумма денег, кои выплачивались иноземцам из моей казны за три года их работы, оставалась неизменной, а вот распределение ее менялось. И, как показала практика, это их шибко мотивировало. Поскольку никаких отговорок типа «рюски ошень глюпы» и тому подобное, что, как свидетельствует история, частенько срабатывало во времена Пети Первого, я не терпел. Мол, твои проблемы, дорогой. Не смог обучить этого ученика, потому что глупый, — ищи умного. Хоть на улице кого подбери, а выучи…

Основной продукцией типографии были, естественно, богослужебные книги, а также издания греческих и латинских авторов. Но два печатных станка уже год с лишним большую часть времени трудились над выпуском другой литературы. Во-первых, там вовсю печатались книги на итальянском, голландском, немецком, испанском, шведском, польском и французском языках, в основном по медицине, математике, фортификации и строительству, военному делу и трактаты по химии. Тираж каждой из таких книг достигал чудовищной в это время величины в тысячу экземпляров, и существенную часть их я, так сказать, протащил контрабандой, заявив, что мне нужно оснастить учебными пособиями на различных языках цареву школу. Во-вторых, печатались книги на русском языке, в частности тот же справочник по травоведению, уже оснащенный великолепными иллюстрациями, и другие книги по медицине. И, в-третьих, совершенно неожиданно для меня у нас появилась и, так сказать, русская беллетристика.

knizhnik.org


Смотрите также